Боюсь самолетов: Как побороть аэрофобию: лайфхаки от бортпроводников и психологов

Содержание

Я никогда не боялась летать на самолетах, но мне завтра лететь и мне страшно, как справиться со страхом?

Первый момент — если вы панически боитесь, оттяните полет, насколько это возможно. Подумайте, удобно ли вам добираться альтернативным транспортом — поезд, автомобиль. Насколько вам важна поездка? Но ни в коем случае не отказывайтесь от поездки, чем-то жертвуя. Просто примите к сведению, что вероятность падения самолета значительно ниже, чем вероятность падения кирпича или сосульки с крыши. Раньше мы знали, что бывают автомобильные аварии, но почти никогда не слышали об авиакатастрофах. Сейчас мы узнаем об этом регулярно, просто потому что теперь все сообщается людям. Очень много обсуждается происходящее событие, в том числе в соцсетях, в интернете. Поэтому нам кажется, что аварий чрезвычайно много. Если будут освещать все автомобильные аварии, тогда станет ясно, что частота несравнима. Безусловно, надо выбирать перевозчика. Сейчас, в период отпусков, это важно. Много чартерных рейсов, о которых стоит подумать, лететь на них или нет.

Второй момент — если этот человек опытный, но да, страх есть, то он сможет его побороть. Как? Алкоголь отпадает, потому что в чрезвычайной ситуации вероятность гибели человека, принявшего алкоголь, намного выше, чем трезвого. Мы не ощущаем того, что наши действия не всегда адекватны, даже если мы выпили немного. А когда дело доходит до спасения жизней, оказывается, что алкоголь играет катастрофическую роль. Другой вариант — можно в конце концов выпить успокоительное, вроде пустырника или валерьянки. Дальше — нельзя в полете ничем не заниматься, когда вы не очень спокойны. Когда вы переживаете, что может произойти что-то неблагополучное в полете, если вы ничем не заняты, вы будете смотреть вокруг и задавать вопросы типа «А почему дым вылетает из турбины? Почему качает? Почему вдруг мы начали снижаться?­». Мы будем сами себя накручивать. Поэтому обязательно обеспечьте себе какое-то занятие во время полета. Разгадывание кроссворда, чтение, просмотр фильма — все, что угодно, лишь бы вы были заняты, и ваш мозг активно работал в течение полета.

Если в самолете ничего страшного не происходит, но все равно началась паника, есть только один вариант — сидеть в кресле. Понимаете, регуляция поведения человека в панике — это большой разговор, парой слов тут не отделаешься. Научить человека вести себя во время паники так, чтобы сохранить себе жизнь — это особый раздел психологии. Но если она началась, ей не нужно поддаваться: не кричать, дышать спокойно и медленно (выдох должен быть в два-три раза длиннее, чем вдох). Потому что, если происходит настоящая катастрофа, стюарды об этом сообщат и порекомендуют необходимые действия. И, если происходит что-то действительно серьезное, то не стоит прыгать в гущу толпы. Надо забыть о личных вещах и выходить самому.

Если боишься летать, значит, готов умереть. Пилот — об аэрофобии пассажиров

Летим. Самолёт болтает, но несильно. В кабину заходит стюардесса и говорит, что у пассажирки истерика. Я прошу привести её ко мне. Молодая девушка вся бледная, трясётся. Я её сажаю рядом с собой и просто разговариваю, объясняю, что у нас всё в порядке. 15 минут спокойного диалога — и никакой фобии. Этот давнишний случай заставил меня задуматься — почему же люди бояться летать? 

Так пилот авиакомпании «Победа» Алексей Кочемасов, в Сети более известный как лётчик Лёха, начал встречу с пассажирами в Екатеринбурге. Пришли те, кто обожает небо, и те, кто обожает Лёху. Корреспондент Лайфа скорее относился к третьей группе собравшихся — аэрофобов, которые хотят побороть этот недуг.  

Большинство людей боятся летать, потому что не знают, что происходит в самолёте. Непонятные звуки, скрежет, пар. Я, например, сам боюсь поездов. На электричках езжу, да. А вот на дальние расстояния за всю жизнь (лётчику Лёхе 51 год. — Прим. Лайфа

) я ездил всего два-три раза. Не могу сказать, что у меня панический страх перед поездом, но чувствую себя неуютно, считаю поезда опасным транспортом, ведь они постоянно сходят с рельсов. И я не понимаю принцип работы — почему колёса вовнутрь рельсов не проваливаются, особенно на поворотах? 

Фобия от незнания вылечивается на раз! Достаточно просто объяснить, что и в какой момент происходит. 

Вторая группа людей — это те, кто боится, потому что не контролирует полёт. Они говорят: я не вижу, куда летит самолёт, не могу ничего предпринять, от меня ничего не зависит. 

Но вы же ездите пассажиром в машине! У водителя руль, педали, а у вас — ничего. И вот в лоб летит КамАЗ. Что вы можете сделать? Ничего. 

Третья группа — самая сложная — им нужно сразу к психиатру. Это те, кто внутренне готовы умереть. Когда они узнают, что нужно лететь — за две недели или за месяц, — они начинают себя съедать. Недавно вот в Чебоксарах самолёт выкатился за пределы взлётной полосы. Хотя ничего страшного там не было, СМИ начинают раскручивать: «Никто не погиб», «Пострадавших нет». Эта информация везде попадается на глаза, и человек накручивает себя. Готовясь к полёту, он готовится умереть. Думает: самолёты давно не падали, значит, мой упадёт. Он заходит на борт уже с чувством обречённости. 

Таких людей очень легко узнать. Мужики обычно напиваются. А алкоголь в воздухе — штука опасная и коварная. С подъёмом на высоту человек испытывает кислородное голодание и алкоголь в организме не расщепляется, то есть не происходит усвоения. Поэтому если выпитые на земле 150 граммов водки — это ничто для здорового мужика, то на высоте ему уже сносит крышу. 

Женщин опознать ещё проще. Она накричит на таксиста, на регистрации ей дали не то место, багаж положили не туда, она заходит в самолёт и оскорбляет стюардесс. Женщина начинает скандалить. 

Я понял, что таким пассажирам бесполезно что-то говорить, и я не знаю, как с ними бороться. Они опасны. Болтнуло сильно самолёт — паникёр вскакивает и бежит двери открывать. Другие пассажиры, которые не готовы были умирать, поддаются панике и тоже помогают открывать дверь. Стюардессы часто останавливают у дверей тех, кто хочет «выйти» в полёте. 

«Как говорили классики, знание — сила», добавляет Алексей. Именно поэтому он в 2000-х годах и начал вести свой блог лётчика Лёхи. Он помогает людям разобраться в тонкостях авиации, с удовольствием отвечает на все, даже провокационные, вопросы и делает всё, чтобы пассажиры перестали бояться летать. Например, после полёта можно напроситься к Лёхе в кабину пилотов. Так что обязательно слушайте имя капитана, и если будет Алексей, то зайдите на огонёк.  

А пока он рассказывает собравшимся о самых популярных страхах и мифах о полётах.    

Взлёт — посадка 

Почему взлёт и посадка являются наиболее сложными и напряжёнными моментами в полёте? Из-за близости земли. Это дефицит времени. Самолёт разбегается по полосе, скорость растёт-растёт, но он ещё не может взлететь, ещё пока не хватает подъёмной силы. Наступает момент, когда самолёт уже не «бежит», но ещё не летит, потом отрыв — и всё-таки он летит, но скорость мала, он только разгоняется. И если что-то происходит, запас по времени минимальный — среагировать нужно мгновенно. Одно дело, когда самолёт летит на высоте 12 тыс. м, он до земли будет 20 минут падать — там времени вагон. А у земли всё произойдёт за 20 секунд. И статистика говорит, что катастрофы чаще всего происходят на взлёте/посадке. Случаи, когда самолёт упал сверху, можно пересчитать по пальцам, и то всегда были какие-то внешние факторы — теракты. 

При взлёте и посадке допускается крен (наклон) самолёта в 30 градусов. Более того, я вас удивлю, но в инструкции по управлению самолётами Boeing написано, что на них можно выполнять «бочку». Конечно, это не является нормальной практикой. Boeing пишет о том, что, когда у вас самолёт оказался с креном более 90 градусов (опустил нос или куда-то валится), не надо его уводить, докрутите бочку и летите дальше. По большому счёту, самолёту всё равно, как ты летишь — хоть вверх ногами.  

Турбулентность 

Не все компании мира в принципе обходят «болтанку» — азиаты всегда напрямую летают. Большинство видео, когда падают подносы и вещи из багажных отделений, касаются азиатских авиалиний. Наверное, дело в менталитете — верят в реинкарнацию. 

Если без шуток, то представьте большой стеклянный шар. Посадим туда мышку и пустим в ручеёк. Он плывёт, его качает на течении. Что будет шару? Ничего. А мышке что будет? Тоже ничего, но её будет болтать. Самолёт летит в неравномерной среде — есть воздушные потоки. Между Гренландией и Канадой над морем Баффина (там примерно 800 км, час лёта) дует ветер в среднем 300—400 км в час. Там трясёт всегда. Колбасит от души.

Пристёгиваться нужно почему? Чтобы тебя головой не ударило о потолок, но самолёту ничего не будет. Поэтому вопрос турбулентности вообще не должен стоять. Трясёт и трясёт. 

Старый самолёт 

Как пассажир оценивает самолёт? Он заходит и видит: новое кресло, ковры, приятный запах — значит, самолёт новый. Но салон самолёта не показатель его технического состояния. Когда были интенсивные перевозки в Египет (именно на этом направлении почему-то всё время летали буйные пассажиры), в новом салоне спустя несколько рейсов уже спинка кресла была оторвана, жвачки налеплены, надписи «Я люблю тебя, Маша», слово из трёх букв. Если оторвали карман на кресле — надо демонтировать весь ряд кресел, а самолёт должен через полтора-два часа улетать. Его просто не успевают починить. 

Возраст самолёта и его надёжность очень слабо между собой связаны. До сих пор есть в мире несколько авиакомпаний, которые эксплуатируют Douglas DC-3. Его перестали выпускать в середине XX века, но на них всё ещё перевозят пассажиров. Один из самых старых парков в мире у American Airlines: средний возраст самолётов — 17 лет. Самый молодой — у «Победы»: у нас самолётам двух лет нет. 

Мне доводилось летать на самолётах как очень древней конструкции, так и очень свежей. И оказалось, что новые ломаются чаще. Удивительно, но факт. Это как у машины: когда берёшь с завода, «детские болезни» есть, так и здесь — вылезают всё время какие-то мелкие пакости. 

Слова Алексея звучат убедительно. Иногда он переключается на технические подробности, рисует схемы, пишет формулы, оперирует непонятными мне словами. В его профессионализме не сомневаешься. А он, в свою очередь, ручается за остальных: неопытного человека никогда не посадят за штурвал самолёта. Да и вообще, намного опаснее весной курить у подъезда. Сосульки чаще падают.

Эксперт рассказал, как бороться с аэрофобией после катастрофы SSJ-100

Авиакатастрофы нередко приводят к всплескам аэрофобии и отбивают у людей желание летать на самолетах. В связи с аварией самолета Sukhoi Superjet 100 в причинах аэрофобии и способах борьбы с ней разбиралась «Газета.Ru».

Хотя самолеты падают редко, каждая авиакатастрофа привлекает много внимания. Жуткие картины обломков и тел погибших, которые появляются в репортажах, производят сильное впечатление, от которого одна мысль об авиаперелете наполняет ужасом.

Реальность, однако, такова, что шансы погибнуть в автомобильной аварии намного выше, чем в авиакатастрофе. По данным Международной ассоциации воздушного транспорта, в 2015 году коммерческие рейсы перевезли более 3,5 млрд пассажиров во всем мире.

За это время произошло 68 аварий, четыре из которых привели к гибели 136 человек. Если добавить катастрофы самолетов Germanwings и «Когалымавиа», количество смертей увеличивается до 510.

При этом, по данным ВОЗ, в ДТП по всему миру гибнет более миллиона человек в год.

Очередная вспышка страха перед полетами охватила россиян после авиакатастрофы Sukhoi Superjet 100 5 мая. Самолет, отправившийся из Москвы в Мурманск, вернулся в аэропорт вылета и совершил аварийную посадку, в ходе которой загорелся. В результате пожара погиб 41 человек, в том числе один бортпроводник. Выжили 33 пассажира и четыре члена экипажа.

Аэрофобия – (боязнь полетов) это расстройство, сопровождающееся неприятными физиологическими ощущениями, неуправляемым страхом и тревогой, возникающими уже в преддверии предстоящего полета. Наиболее экстремальные ее проявления — рвота, панические атаки, потеря сознания.

Страх перед полетами проявляется не только непосредственно в самолете, но и при появлении перспективы полета. Он способен создавать трудности в работе при необходимости командировок и в семейной жизни при планировании совместных путешествий — люди с аэрофобией зачастую выберут более длинный и неудобный маршрут на автомобиле или поезде, чем сядут в самолет.

Причины возникновения аэрофобии не изучены до конца. Некоторые специалисты считают ее «подвидом» клаустрофобии, которая проявляется в тесном салоне самолета. Наиболее сильное беспокойство у людей с аэрофобией вызывают взлет и посадка, попадание в зоны турбулентности и плохая погода во время полета. Около 60% людей, которые боятся летать, сообщают и о некоторых других тревожных расстройствах.

Сами люди с аэрофобией объясняют свой страх по-разному. Некоторые боятся что что-то произойдет с самолетом — откажет какая-то из систем, пилот не справится с управлением. Другие переживают, что что-то случится с ними самими — например, полет спровоцирует сердечный приступ и на борту никто не сможет им помочь (на самом деле такое беспокойство обосновано лишь для людей с заболеваниями сердца).

Упоминания о страхе перед полетами впервые появились в конце Первой мировой войны в британской научной литературе, тогда его называли «аэроневрозом» и этот термин касался в первую очередь пилотов и экипажа, у которых полет вызывал страх. До середины ХХ века этот вопрос изучался не слишком активно, но по мере роста популярности пассажирских авиаперевозок стало ясно, что проблема весьма распространена.

Сегодня распространенность аэрофобии, по разным данным, составляет от 2,5% до 40% (впрочем, такое большое число скорее всего связано с самодиагностикой, которая не всегда оказывается верна).

По данным опроса, проведенного Университетом Чепмена в 2015 году, клиническая аэрофобия поражает около 6,5% населения США. Еще около 15% испытывают, по крайней мере, некоторое беспокойство по поводу полета.

Основными симптомами аэрофобии являются нервозность уже за несколько дней до полета, возможный отказ от авиаперелетов из-за страха перед полетом, учащенное или сбивчивое дыхание во время полета, повышенное сердцебиение, напряженные мышцы, потные ладони, потребность в алкоголе как в средстве успокоения в полете, анализ звуков и перемещений экипажа по салону во время полета, представление в воображении картин авиакатастроф, непреодолимая тяга к поиску информации в СМИ об авиакатастрофах и другие подобные стрессовые психические и физические явления.

На людей с аэрофобией сильно влияет информация об авиакатастрофах. Так, сразу после терактов 11 сентября 2001 года многие американцы отказались от полетов и предпочли поездки на машинах. В итоге в ДТП в следующие три месяца погибло на 350 человек больше, чем обычно.

Кроме того, авиакатастрофы сказываются на репутации компаний.

С момента второй катастрофы самолета Boeing 737 MAX в Эфиопии прошло ровно два месяца, в двух крушениях, первое из которых произошло в Индонезии в октябре 2018 года, погибли 346 человек.

В настоящее время компания Boeing сократила производство этих самолетов, сосредоточив усилия на исправление алгоритмов в программном обеспечении, которые привели к трагическим последствиям. При этом компании только предстоит убедить мировые авиакомпании в безопасности этого семейства новейших самолетов. Однако куда сложнее будет убедить в их надежности самих пассажиров.

Исследование, проведенное Barclays Investment Bank, заставляет предположить, что пассажиры будут избегать полетов на скомпрометировавших себя самолетах даже после того, как регуляторы вернут их в небо, передает Washington Post.

В исследовании, в котором приняли участие 1765 человек из Европы и северной Америки, летающих самолетами минимум раз в год, 44% опрошенных заявили, что отказываются от полетов на MAX как минимум на год. При этом 39% согласны довериться этим самолетам спустя несколько месяцев после их возвращения в небо. И лишь 20% опрошенных заявили, что готовы летать на них сразу после возобновления полетов.

«Примерно половина не будет летать на MAX в течение года и больше, — говорится в исследовании. – Оказавшись перед выбором между MAX и другим типом самолета, 52% выберут другой лайнер».

«Доверие летающей публики очень, очень важно для нас», — заявил на встрече с инвесторами председатель совета директоров Boeing Деннис Мюленбург.

Очевидно, после трагедии в Шереметьево и на фоне негативных публикаций часть российских пассажиров также откажется от полетов на самолете Sukhoi Superjet 100.

При этом бывший глава компании «Сухой» Михаил Погосян обвинил средства массовой информации в том, что люди стали бояться летать на самолетах Sukhoi Superjet (SSJ-100). «Боязнь людей — это результат необъективного освещения в СМИ», — сказал он журналистам, передает РИА «Новости».

Справиться со страхом полетов можно с помощью противотревожных препаратов и психотерапии, включая методы с применением виртуальной реальности. Также полезно будет освоить техники релаксации. Однако, хотя использование тех или иных способов позволяет значительно снизить страх перед полетом, полностью избавиться от него проблематично.

Психиатр Роберт Лондон предлагает семь шагов, которые помогут морально подготовиться к полету и пережить его максимально спокойно.

Обучиться техникам релаксации. Медиация, осознанность, самогипноз позволяют успокоиться и расслабиться.

Подумать о достижениях человечества. До самолета люди изобретали колесницы, дилижансы, автомобили — и все это служило на благо общества.

Не забывать о своей причастности к обществу. Тому самому, которое создало множество удивительных изобретений.

Убедить себя в том, что самолет — не враг, а союзник. Он — творение человеческой мысли и был создан чтобы помогать людям, а не вредить им.

Начать практиковать техники релаксации еще до полета. Можно начать даже за несколько месяцев до вылета и прибегать к ним во время планирования перелета, чтобы снизить тревожность в эти моменты.

На борту самолета расслабиться и обратиться к мыслям о достижениях человечества.
Попробовать создать в своей голове фильм. Представить пустой экран, а затем «вывести» на него приятные образы. Например, воспроизвести себя, занимающегося любимыми делами.

Такая «настройка» своих мыслей на позитивный лад позволит снизить уровень беспокойства. Даже если полет и не принесет удовольствия, по крайней мере, он не будет вызывать привычной паники. Сосредоточенность на размышлениях и контроль над своими мыслями дадут возможность отвлечься от тревожных переживаний и скоротать время в полете.

А вот употреблять алкоголь в полете не следует — он способствует обострению чувств, и состояние страха может только усугубиться.

Бесконтрольное употребление седативных средств также может спровоцировать перевозбуждение нервной системы.

Хотя вероятность погибнуть в авиакатастрофе очень низкая, вещи, которых следует бояться в самолетах, действительно есть. К ним относится повышенный в ограниченном пространстве риск передачи инфекций (в основном, вируса гриппа), тромбоз глубоких вен, риск которого увеличивается при частых и длительных перелетах, воздействие космической радиации и химическое загрязнение воздуха в салоне.

Что делать, если боишься летать в самолете

Страх перед полетом — естественная защитная реакция организма при попадании в неестественные условия. Однако оптимистичные цифры статистики авиакатастроф, желание увидеть мир или стремление достичь профессиональных успехов, стимулируют нас преодолевать эти негативные эмоции.

Аэрофобия — патологическая форма страха перелетов, которая заставляет человека отказываться от услуг авиакомпаний. К счастью, с помощью современной психологии можно решить эту проблему. Расскажем о том, как немного снизить эмоциональное напряжение во время рейса.

Что чувствуешь во время полета в самолете

Пребывание в самолете может вызвать неприятные физические ощущения. Из-за расширения воздуха может заложить уши, особенно при насморке. В таких случаях рекомендуется использовать сосудосуживающие капли в нос, и ограничить употребление газированных напитков.

У некоторых пассажиров болит голова во время полета, что устраняется приемом анальгетиков. О перечне лекарств, которые могут пригодиться в различных поездках, и условиях перевозки медикаментов в ручной клади, писали в отдельной статье — «Как правильно собрать аптечку в путешествие».

Из-за низкой влажности в салоне возникает сухость кожи и слизистых оболочек. Для дополнительного увлажнения пей больше воды. Длительное пребывание в неподвижном состоянии приводит к отекам в ногах, поэтому устраивай иногда прогулки по салону, когда это не запрещено. Если ситуация критична, то стоит носить компрессионное белье — гольфы или колготы. Если склонен к укачиванию в транспорте, позаботься накануне перелета о специальных таблетках, облегчающих симптомы.

Как расслабиться и уснуть во время полета

Многие пассажиры успешно практикуют сон в самолете, чтобы скоротать дорогу, и избавить себя от переживаний. Заснуть на борту легче, если накануне поездки ограничить ночной отдых, или загрузить себя работой, которая отнимает много сил.

Если же дремота никак не хочет приходить, попробуй различные методы расслабления, типа медитации. Представь, что ты уже прилетел, подумай о делах и планах. Можно воскрешать в памяти приятные воспоминания. Не пренебрегай дорожными подушками, берушами, маской для сна и другими штуками для отдыха. Подробнее об этом писали недавно в статье «Что нужно путешественнику для комфорта в дороге».

Что может напугать во время полета

Страх проявляется чаще всего в следующих ситуациях:

  • при быстром наборе скорости на взлете тело слегка вжимает в кресло, вызывая неприятные ощущения;
  • во время посадки, когда самолет резко снижает скорость, возникает желание сильней впиться в поручни;
  • турбулентность расценивается мозгом, как вероятность неисправности самолета, и потеря пилотом контроля управления;
  • перелет также усугубляет боязнь замкнутого пространства.

И, конечно, плохая погода за бортом — фактор, который поселяет тревогу в душе даже самых опытных путешественников.

Какое место выбрать в салоне самолета

Правильный выбор места помогает существенно уменьшить страх полета.  Лучше всего садиться в центральной части салона у прохода, где меньше ощущается турбулентность и воздушные ямы, не пугает высота и больше свободного пространства.

Когда четко знаешь, что тебя может напугать или вызвать негативные эмоции, легче игнорировать эти фиктивные переживания. Не позволяй, чтобы боязнь летать лишила тебя возможности преодолевать расстояния самым быстрым и удобным способом. Путешествия в новые города и страны наполняет душу яркими впечатлениями и дарит бесценный опыт. Присоединяйся к каналу Туристо, и узнавай ценные туристические советы, которые помогут путешествовать самостоятельно.

Как справиться со страхом летать

Скорее всего, вы уже слышали, что вероятность погибнуть в автомобильной аварии в разы выше, чем в авиакатастрофе. Но людям, испытывающим страх в полёте, это редко помогает успокоиться, ведь аэрофобия или повышенная тревожность никак не связаны с рациональностью. В этом материале я собрала советы экспертов и личный опыт борьбы с этим страхом, потому что лишать себя возможности увидеть страну и мир из-за него точно не хочется!

Ещё немного рациональности или как работает аэрофобия?


Когда нам, аэрофобам, люди говорят, что страх только в голове, отчасти они правы. Основные процессы, заставляющие нас бояться, на самом деле физиологические, но происходят они в мозге, а точнее, в его миндалевидном теле, амигдале. Именно эта маленькая часть мозга отвечает за формирование эмоций, в том числе страха и тревоги.

Если миндалевидное тело считает происходящее вокруг обыденным и привычным, то мы действуем, основываясь на рефлексах, не паникуя. Но если что-то кажется нестандартным, то оно зовёт на помощь другую часть мозга — гипоталамус. На этом этапе мозг должен решить, угрожает ли нам эта необычная ситуация. И в момент, когда необычное считывается как опасное, гипоталамус заставляет наши надпочечники выделять адреналин. Следовательно, мы получаем мобилизацию психики, ощущение напряжения и тревоги. Да, всё действительно в голове!

Однажды в Европе проводили эксперимент, в ходе которого замеряли физиологические показатели двух групп пассажиров в полёте: одна страдала аэрофобией, вторая — нет. Обе группы одинаково испытывали физиологический страх в наиболее «пугающие» моменты, например, на взлёте. Затем у людей без фобии показатели приходили в норму, а у тех, кто боится летать, продолжал наблюдаться высокий уровень страха. Этот эксперимент показал, что вопрос не столько в наличии неприятных ощущений, сколько в отношении к ним и последующей тревоге.

И что с этим делать?

Перед полётом
  • Уменьшайте значимость своего страха

    Чаще всего уровень тревоги, испытываемой аэрофобами, несоразмерен реальной опасности и вероятность негативного сценария чрезмерна. Раздражитель может быть разным: тряска в зоне турбулентности, шумы, вид из иллюминатора и многое другое. Иногда мы делаем страх больше сами. Попробуйте вместо эпизода про расследования авиакатастроф на National Geographic посмотреть видео тренировок пилотов и испытаний самолётов. Именно это помогло мне ослабить страх турбулентности. Тогда я увидела, какие порывы ветра может спокойно выдерживать самолёт, и поняла, что тот уровень, из-за которого я переживаю, с ними не сравнится :)

  • Не опаздывайте

    Постарайтесь выспаться и свести до минимума стресс перед полётом. Заранее пройдите онлайн-регистрацию, если это возможно, и спланируйте дорогу до аэропорта с запасом. Отсутствие стресса в самом начале путешествия позволит впоследствии смягчить возможные неприятные ощущения от полёта.

  • Удобно одевайтесь

    Поверьте, необязательно наряжаться в самолёт. Как показывает практика, украшения, каблуки, вырезы сильно сковывают в полете. Комфортная одежда и обувь позволят спокойнее себя ощущать, а надувная подушка для шеи и плед сделают путешествие уютнее. Окружите себя привычными деталями, чтобы вы могли чувствовать себя более уверенно. Например, вы можете взять с собой любимую книгу.

  • Собирайте информацию

    Наш мозг склонен додумывать всё, что мы не знаем. Так мы поступаем и во время полета. Чтобы иметь более полную картинку, можно использовать специальные сервисы и приложения. Например, приложение центра «Летаем без страха» позволяет узнавать об уровне турбулентности и значении шумов в режиме реального времени. А услуга «РусЛайн» «Любить Летать» может заранее предоставить информацию о вашем самолёте, маршруте, прогнозе погоды и турбулентности, а также другие полезные факты, которые сделают полёт спокойнее.

Во время полёта
  • Отвлекайте своё внимание

    Вероятно, вы тоже часто фокусируетесь на своих неприятных ощущениях во время полёта, прислушиваетесь к каждому шороху или без отрыва следите за поведением бортпроводниц, чтобы заметить что-то, подтверждающее ваш страх. Постарайтесь заменить это лёгкой и вовлекающей активностью, например, игрой на телефоне или просмотром кино.

  • Воздержитесь от алкоголя и кофе

    Проживать панические состояния будет гораздо сложнее, если вы решите предварительно «успокоить» себя алкоголем и кофе. Ваша нервная возбудимость будет повышена, а это прямая дорога к тревоге и беспокойству. Помните, нам нужно, чтобы мозг работал стабильно! Для комфортного самочувствия лучше на время отказаться от возбудителей, заранее поесть или взять с собой что-то перекусить.

  • Поговорите с соседом

    Завести разговор, чтобы отвлечься от происходящего, можно в самом начале полёта, особенно если это ваш первый раз. Если летите с друзьями или семьёй, заранее позаботьтесь о билетах с соседними местами, лучше всего их выбрать во время покупки. И, пожалуйста, просите о помощи, если она необходима, будь то друг, сосед по ряду или бортпроводник.

  • Дыхание, медитация и сон

    В полете нужно постараться погрузить себя в расслабленное состояние и отделить переживания от физического состояния. Есть много специальных медитаций для полётов на YouTube и у приложений вроде Headspace. Не забывайте и о дыхательной гимнастике. Как минимум соблюдайте правило – вдыхаем через нос, выдыхаем через рот, а как максимум, заранее найдите подходящую вам методику. Их куча и они очень полезны. Для тех, кто не любит экспериментировать, у сервиса Calm есть ряд выпусков Sleep Stories, они помогут вам заснуть, что тоже хороший способ провести полёт без стресса.

Аэрофобия или избыточная тревога в полете и перед ним – это очень неприятно, так как они могут сделать путешествие не таким приятным. Однако в большинстве случаев страхи можно преодолеть, если поставить перед собой такую задачу и пробовать разные подходы и методики. Главное, помните, что вместе в вами с этим борются примерно четверть населения планеты, а люди, работающие в авиации, имеют многолетнюю подготовку и точно знают свое дело – не бойтесь им доверять.

Есть интересные истории о путешествиях по России? Расскажите нам о них. Мы с радостью опубликуем ваши рассказы. Подробности о том, как подготовить статью в блог авиакомпании «РусЛайн», можно найти здесь.

Поделиться в соцсетях:

Небо. Самолёт. Паника. Что делать, если лететь страшно? | СОВЕТЫ | ЗДОРОВЬЕ

По статистике самым безопасным видом транспорта является самолёт: вероятность погибнуть в авиакатастрофе в сотни раз меньше, чем в ДТП. Однако страх перед полётом испытывают, согласно той же статистике, 70% авиапассажиров. Причём 5% пребывают в состоянии прямо-таки панического ужаса. Надо ли этот страх преодолевать и если надо, то как? Вопрос отнюдь не праздный, ведь психическое состояние – часть нашего здоровья. Об этом «АиФ-Прикамье» поговорил с врачом-психотерапевтом Пермской клинической краевой психиатрической больницы, академиком Российской академии социального образования Владимиром Рюминым.

Создай свой мультик!

Вера Шуваева, «АиФ-Прикамье»: Владимир Георгиевич, вы сами летать боитесь?

Владимир Рюмин: Конечно. Точнее, всегда испытываю чувство дискомфорта. Раньше, когда работал с хоккеистами «Молота», перелёты были довольно частыми. И хуже всего я переносил рейсы ночью или рано утром. Кстати, с четырёх до шести утра в кровь выбрасывается минимальное количество защитных гормонов коры надпочечников, и в это время наш организм особенно уязвим и беззащитен.

– Но кто-то и ранним утром садится в самолёт и сразу засыпает, а кто-то в ужасе считает минуты до приземления.

– Во-первых, у человека могут быть объективные причины бояться авиаперелёта: тяжёлая гипертония, ишемическая болезнь сердца, бронхиальная астма. Для страдающих этими заболеваниями резкое изменение высоты способно обернуться трагедией. Поэтому воздушных путешествий им желательно избегать.

А во-вторых, страх как защитно-оборонительная реакция присущ каждому человеку. И аэрофобия есть не что иное, как частный случай усиления данного инстинкта. Ведь человек, летящий в самолёте, находится в необычной обстановке, оторван от земли. Кроме того, его жизнь в течение нескольких часов зависит не от него, а от опыта пилотов и исправности машины.

– Наверняка после авиаката­строф страхи перед полётами усиливаются?

– Безусловно. Например, после падения «Боинга» 10 лет назад. Одно дело, когда подобная катастрофа случается где-то далеко, другое – когда она настолько близка. В таком случае срабатывает механизм автоматической идентификации: «На месте погибших мог быть я или мои родственники». У меня на борту «Боинга» не было никого из знакомых, но двое суток после случившегося я, едва закрыв глаза, видел во всех подробностях, как падает самолёт.

– И что помогло избавиться от страшной картинки?

– Начал вытеснять её другой, представляя себе луг, реку, берёзки. Сразу хочу предупредить, что вытеснение не должно быть быстрым. Создавать приятную картинку нужно, не уничтожая прежнюю, а рядом с ней. Создаёте, смотрите, приближаете. Становясь большой, вторая картинка постепенно вытеснит первую. Как в мультике. Производство таких «мультиков» доступно каждому, хотя многое здесь зависит от умения человека расслабляться. Без этого умения, кстати, нет прока и от различных внушений, к которым нередко прибегают авиапассажиры.

Релаксация – ежедневно

– Значит, просто установка типа «мой самолёт не разобьётся» неэффективна?

– Частицу «не» наше бессознательное отрицает, не принимает вообще. Фактически человек внушает себе при этом: «Мой самолёт разобьётся». Впрочем, и позитивная формула (например, «я чув­ствую себя в полёте спокойно») должна обязательно сочетаться с расслабленным состоянием мышц. Причём тут замкнутый круг: формула усиливает мышечное расслабление, а расслабление усиливает эффект формулы.

– Тогда о приёмах релаксации хотелось бы подробнее. Возможно, кто-то, садясь в самолёт, возьмёт их на вооружение.

– Релаксацией надо заниматься регулярно. А только в полёте – это не сработает. Как не срабатывает, допустим, успокаивающее вязание, если раньше человек к нему практически не притрагивался.

Выделите для тренировки полчаса. Лягте, не скрещивая ноги, закройте глаза и послушайте своё дыхание, сосредоточившись на выдохе. В норме он должен быть длиннее вдоха в два раза, но стресс его обычно нарушает. Поэтому, чтобы справиться с напряжением, надо сделать выдох в три-четыре раза длиннее, чем вдох. Теперь добавляйте мышечный компонент: напрягайте все мышцы на вдохе и резко отпускайте их с выдохом. Появляется чувство тепла, тело слегка тяжелеет. В этот момент можно использовать визуализацию: постарайтесь представить себе что-нибудь приятное – те же картинки природы, что-то из детства, вкусный торт …

– И как часто нужно проводить такие тренировки?

– Ежедневно. По идее, они должны быть столь же привычным атрибутом жизни цивилизованного человека, как чистка зубов.

– Умение расслабляться грамотно – это здорово! Но так ли уж необходимо преодолевать аэрофобию во что бы то ни стало? Может, разумнее просто взять билет на поезд?

– К сожалению, жизнь не всегда даёт нам возможность выбора. Хотя, как психотерапевт, я считаю: когда выбор существует, нужно жить не «долженствуя», а руководствуясь собственными ощущениями. Страх страху рознь. Если он, что называется, неодолимый, то ломать себя через колено однозначно не стоит.

Одежды иронии

– Известно, что великий Гёте страшно боялся высоты: не мог смотреть вниз с гор, с высоких башен, даже с балконов. Но он стал смотреть вниз до одури, до головокружения – и перестал бояться!

– Да, «надул природу», как с гордостью говорил он потом. Факт этот достаточно известный. Но тут очень важна дробная десенсибилизация, то есть постепенное снижение чувствительности к страху: смотреть 5 минут, потом 10 и т. д. Или смотреть сначала с высоты 5 м, потом 10 м. Большое значение имеет и то, стоит ли перед человеком какая-то сверхзадача. Когда он осознаёт абсолютную необходимость данного действия, страх подавляется.

– Значит, без высокой цели – никак?

– Это с одной стороны. С другой – хочу процитировать известнейшего американского психотерапевта Ирвина Ялома, призывавшего «вернуться к жизни в одеждах иронии вместо покрова отчаяния». Почаще использовать эти «одежды», на мой взгляд, полезно и если человек испытывает страх перед полётами. Помню, как-то с врачом «Молота» мы подошли уже к трапу самолёта, как вдруг объявили задержку рейса. Спрашиваю коллегу с тревогой: «Долетим?» А он, смеясь: «Кому суждено утонуть – не повесится!» И, знаете, такие шутки помогали.

Важно!

■ Сидя в кресле самолёта, не кладите ногу на ногу. Это поможет избежать лишнего давления на вены, не будет застоя крови в сосудах ног и таза.

■ Вставая с кресла, делайте потягивающие движения руками и ногами.

■ Чтобы избавиться от закладывания ушей, обусловленного перепадами давления, чаще сглатывайте слюну, сосите кислые карамельки.

Смотрите также:

Лукашенко гарантировал безопасность при пролете самолетов над Белоруссией :: Политика :: РБК

По его мнению, европейские страны отказались от полетов над республикой «после команды из Вашингтона».

Читайте на РБК Pro

Президент добавил, что белорусские спецслужбы не участвовали в истории с самолетом авиакомпании Ryanair, на борту которого находился белорусский оппозиционер и экс-главред Telegram-канала Nexta Роман Протасевич, задержанный сразу же после вынужденной посадки борта в Минске. Подобное мнение белорусский политик назвал выдумками.

«Если бы это была спланированная акция нашими спецслужбами, если бы это было так, как вы говорите, — вы мне льстите. Потому что провести спецслужбами такую операцию и не нарушить ни одного международного закона и даже инструкции — это дорогого стоит. Я не могу сказать, что наши спецслужбы и даже ваши на это готовы», — указал Лукашенко.

Сапега допустила причастность окружения Протасевича к посадке Ryanair

Борт Ryanair направлялся из Афин в Вильюнс, но вынужденно сел в Минске 23 мая из-за сообщения о минировании. Для сопровождения самолета Белоруссия подняла в небо военный истребитель МиГ-29. Telegram-канал «Пул первого», близкий к белорусскому президенту, сообщал, что такое решение принял лично Лукашенко.

В итоге угроза не подтвердилась, но после посадки белорусская полиция задержала Протасевича и летевшую с ним россиянку Софью Сапегу. На родине Протасевич внесен в список террористов, его обвиняют в организации массовых беспорядков. В конце мая белорусские силовики опубликовали видео, на котором Сапега сообщает, что была администратором Telegram-канала «Черная книга Беларуси», где публиковались личные данные сотрудников органов внутренних дел. В Белоруссии девушку обвинили в разжигании социальной вражды и розни, она также проходит подозреваемой по делу об организации действий, грубо нарушающих общественный порядок.

До 25 июня Протасевич и Сапега находились в СИЗО, но затем их перевели под домашний арест. Как заявили в Следственном комитете республики, оба заключили досудебное соглашение со следствием.

Почему я внезапно боюсь летать?

Иллюстрация: Бенджамин Карри (Gizmodo)

Годами вы летали без проблем — без дыхательных упражнений, без таблеток — но внезапно вы не можете сесть на борт, не представляя катастрофу. Никто из ваших знакомых недавно не погиб в авиакатастрофе; Насколько вам известно, вы не слишком подробно рассказывали об этих катастрофах с Боингами; и все же внезапно, из ниоткуда, вы стали тем человеком, который боится летать.

А может, он не летает.Может быть, это питбули, или клоуны, или скопления дыр. Как бы то ни было, это кажется необъяснимым: без очевидной причины то, о чем вы когда-то почти не заботились, теперь отправляет вас в паническую спираль. В рамках Giz Asks на этой неделе мы обратились к нескольким психологам, чтобы разобраться в сути этого феномена — как и почему у нас возникают страхи в дальнейшей жизни.


Капитан Том Банн

Лицензированный терапевт и капитан авиакомпании и автор книги Soar: The Breakthrough Treatment for Fear of Fear, , чья программа SOAR помогает людям побороть свой страх перед полетами

Фобия — это понятно после того, как человек с чем-то пережил травмирующую встречу.Однако это озадачивает, когда фобия начинается без видимой причины. Но на удивление часто возникает необъяснимое начало. По крайней мере, половина моих клиентов изначально летали без особых трудностей. Затем по непонятной причине, когда они собирались сесть в самолет, они не могли этого сделать. Средний возраст внезапно возникшего заболевания — двадцать семь лет.

Этот тип фобии развивается, когда мы созреваем и понимаем, что что-то может положить конец нашей жизни. Фобии также могут начаться, когда человек становится родителем и начинает беспокоиться о том, что случится с его ребенком, если с ним что-то случится.Повышенное осознание уязвимости представляет собой проблему. О чем нам нужно быть осторожными? Список бесконечен, поэтому мы не можем быть уверены, чего следует избегать.

Некоторые из нас стараются избегать всего. При так называемой агорафобии человек прячется где-нибудь, возможно, всего в одной комнате, чтобы чувствовать себя в безопасности. Но большинство из нас обращается к контролю. Чтобы не дать нам что-то , мы пытаемся контролировать все, . Но поскольку мы не можем контролировать все, нам нужна резервная копия. Наш план Б — побег.Поскольку наша способность контролировать вещи не абсолютна, нам нужна способность убегать, чтобы быть именно такой: абсолютной.

Как только мы останавливаемся на побеге, поскольку это вещь, от которой зависит жизнь, мы настраиваемся на панику, когда побег не доступен немедленно. Это могут быть лифты, мосты, туннели, метро, ​​высокие места, среднее место в театре, кресло стоматолога, аппарат МРТ и, конечно же, авиалайнер.

У большинства из нас есть более здоровый способ контролировать чувства: ментальная программа, которая активирует нашу успокаивающую систему, парасимпатическую нервную систему.Когда происходит что-то шокирующее, даже если мы чувствуем тревогу, это длится всего долю секунды, прежде чем оно автоматически понижается до любопытства по поводу того, что происходит. Это автоматическое понижающее регулирование необходимо для мышления высокого уровня (оно называется исполнительной функцией), чтобы точно определить, что и что нужно делать.

Человек, у которого не развилось автоматическое снижение регуляции, будет тревожиться до тех пор, пока не исчезнут гормоны стресса, вызывающие это чувство. Поскольку исполнительная функция не может работать при тревоге, она не может понять, что происходит и что с этим делать.Этот коллапс исполнительной функции бросает человека в самый страшный кошмар. Они замирают. Они не могут действовать. Это означает отсутствие контроля и выхода. Результаты паники.

«Как только мы решаемся на побег, поскольку это вещь, от которой зависит жизнь, мы настраиваемся на панику, когда побег не доступен немедленно. Это могут быть лифты, мосты, туннели, метро, ​​возвышенности, среднее место в театре, кресло стоматолога, аппарат МРТ и, конечно, авиалайнер ».

Дебра Хоуп

Профессор психологии, Университет Небраски-Линкольн, чья работа, помимо прочего, сосредоточена на оценке и лечении тревожных расстройств. .Часто у людей всегда был низкий управляемый страх перед полетом, который внезапно становился намного хуже по ряду причин. Когда вы действительно спрашиваете об этом, вы обнаруживаете, что это не так уж и неожиданно.

Одной из этих причин является стресс и беспокойство в целом — они могут беспокоиться о работе, отношениях или о болезни члена семьи. Или это может быть положительный фактор стресса, например, переезд или свадьба. Когда вы испытываете повышенный уровень стресса и попадаете в ситуацию, в которой вы, возможно, не слишком часто бываете, у вас будет немного иное мышление.Вы ищите страхи, ищите опасность.

Иногда это также происходит, когда жизнь людей меняется так, что они чувствуют, что им есть что терять, особенно когда люди впервые становятся родителями. Они думают: о, черт возьми, что будет с моими детьми в случае крушения самолета?

Страх перед полетом, высотой или вождением может возникнуть в более позднем возрасте, как и социальная тревога. Я видел несколько человек, проходящих лечение на протяжении многих лет, у которых было хорошо в социальном плане, а затем их супруг умер, или они пережили развод, и теперь им внезапно приходится проводить больше времени в одиночестве в мире — может быть, они всегда уходили. на вечеринки с супругом, и теперь они должны идти самостоятельно.Так что иногда изменение жизненных обстоятельств может сделать это.

G / O Media может получить комиссию

«Когда у вас повышенный уровень стресса и вы попадаете в ситуацию, в которой вы, возможно, не слишком часто бываете, у вас будет немного другое мышление. Вы ищите страхи, ищите опасности ».

Сет Дж. Гиллихан

Клинический доцент кафедры психологии Пенсильванского университета и автор книги The CBT Deck

Я лечил многих людей, у которых в более позднем возрасте развился страх, в том числе страх перед полетами.Нередко такое случается с молодыми родителями (особенно с мамами), которые внезапно осознают всю тяжесть последствий катастрофы в полете. Если они путешествуют одни, они боятся оставить своего ребенка без родителей; если они со своим ребенком, они опасаются за его или ее безопасность. Страх тесно связан с нашей связью с другими людьми. Когда эти связи находятся под угрозой, мы часто испытываем усиленные реакции страха.

Гормональные изменения в более позднем возрасте также могут вызывать новые страхи разного рода, включая обсессивно-компульсивное расстройство.Эстроген, в частности, связан с успокаиванием реакций страха; по мере падения уровня эстрогена реакция страха может усилиться. Я лечил людей, у которых развилась клаустрофобия, акрофобия (боязнь высоты) и различные формы ОКР в среднем возрасте без каких-либо явных факторов, кроме старения.

Наконец, в более позднем возрасте у некоторых людей могут развиваться страхи, когда они начинают больше осознавать свою собственную смертность. То, что казалось безграничным потенциалом, когда они были моложе, постепенно начинает казаться довольно ограниченным, поскольку они осознают пределы того, что они собираются испытать и достичь в этой жизни.Это чувство экзистенциальной угрозы может спровоцировать более конкретные страхи, которые могут быть способом оградить человека от истинного источника ужаса (его собственной смертности).

«Это чувство экзистенциальной угрозы может спровоцировать более конкретные страхи, которые могут быть способом оградить человека от истинного источника ужаса (его собственной смертности)».

Грэм К.Л. Дэйви

Заслуженный профессор психологии Университета Сассекса

Страх перед полетом — не совсем очевидный страх, которого вы могли бы ожидать.Это редко связано со страхом высоты, но имеет прямую связь с проблемой тревожности, известной как паническое расстройство. Паническое расстройство возникает, когда люди начинают испытывать регулярные и неконтролируемые панические атаки, и часто страх перед панической атакой приводит к страху перед полетом.

Причина этого в том, что когда кто-то испытывает паническую атаку, ему нравится иметь возможность немедленно сбежать в «безопасное место» (например, в свой дом), чтобы он не смутился из-за панической атаки на публике или мог спасти себя от физических последствий панической атаки (многие люди, испытывающие паническую атаку, думают, что у них будет сердечный приступ, или они собираются потерять сознание или рвоту, но эти последствия на самом деле почти никогда не случаются).Проблема с нахождением в самолете, который находится на высоте 32000 футов в воздухе, заключается в том, что человеку, который боится панической атаки, нет выхода, и беспокойство вызывает страх замкнутых пространств, а не страх высоты.

Периоды стресса в жизни человека часто вызывают приступы паники, а в некоторых случаях — длительное паническое расстройство, поэтому весьма вероятно, что полет во время жизненного стресса может быть одним из спусковых механизмов, вызывающих фобию полета из-за страха перед телесными ощущениями. сопровождают приступ паники. Чтобы получить фобию полета, необязательно подвергать себя панической атаке на самолет, но одной мысли о ее наличии может быть достаточно, чтобы заставить вас отказаться от полетов в будущем ».

«Периоды стресса в жизни человека часто вызывают приступы паники, а в некоторых случаях — длительное паническое расстройство, поэтому весьма вероятно, что полет во время жизненного стресса может быть одним из факторов, вызывающих фобию полета из-за страха перед телесными ощущениями. которые сопровождают паническую атаку.

Мишель Шиота

Адъюнкт-профессор и руководитель направления социальной психологии, Государственный университет Аризоны

Спровоцировать фобию в более позднем возрасте невозможно, но это было бы довольно необычно. Механизмы, с помощью которых сильный страх обычно развивается после детства, обычно связаны с событием, которое становится связано с серьезной опасностью или вредом. Данные свидетельствуют о том, что миндалевидное тело, структура мозга, которую люди часто считают связанной со страхом, на самом деле выполняет работу по усилению нашей памяти на ситуации или стимулы, которые предшествовали травме.Когда позже эти ситуации / стимулы встречаются снова, миндалевидное тело, кажется, поддерживает повторную активацию памяти о предыдущем опыте и вызов соответствующих эмоций. По сути, это процесс посттравматического стрессового расстройства.

Однако есть еще один путь, по которому у кого-то может внезапно развиться страх, которого у него никогда раньше не было, и это связано с изменением внимания. Допустим, вы летали на самолетах всю свою жизнь, никогда по-настоящему не выглядывая в окно и не думая о том, как далеко до земли.Но по какой-то причине однажды это станет для вас гораздо более заметным — возможно, вы недавно упали, или смотрели фильм о авиакатастрофе, или испытывали головокружение, вызванное биологическим воздействием. Есть несколько возможностей. Что бы ни вызвало ваше переключение внимания, вы можете начать испытывать больше страха в этой ситуации, чем раньше, потому что теперь вы обращаете внимание на высоту самолета и больше думаете о потенциальной опасности, чем раньше. Как только начинается процесс сосредоточения внимания, связанный с угрозой, он может обостриться, потому что это похоже на репетицию набора ассоциаций между ситуацией, ментальными образами, которые она вызывает, и эмоциональными реакциями.

У вас есть вопросы по Giz Asks ? Напишите нам по адресу [email protected]

Столкнувшись со своим страхом: я боялся летать. Потом мой самолет чуть не разбился | Сара Бенинказа

Я агорафобка, а это значит, что иногда я сталкиваюсь с иррациональным страхом, связанным с путешествиями. Начиная с детства, путешествия часто вызывали у меня приступы паники, вызывающие тошноту и потливость.

Это не удерживало меня дома с того короткого мучительного периода, когда мне было чуть больше двадцати, но эти воспоминания остались со мной.В каком-то смысле каждый полет, который я совершаю, — это маленькая победа для суицидальной, напуганной молодой женщины, которой я был тогда, девушки, которая ближе всего к победе шла по подъездной дорожке, держась за руки своих родителей и говорила: «Хорошо. На сегодня хватит ».

Во многом благодаря терапии и лекарствам моя жизнь изменилась. Как автор и комик, я путешествую часто и относительно легко. Но во время недавнего полета с юга в Чикаго я испытал нечто такое, что по крайней мере казалось реальной опасностью.

Когда наш самолет приблизился к О’Хара, все казалось нормальным. Симпатичные младенцы дремали (слава богу), вежливые взрослые слушали музыку в наушниках (слава богу). Я сидел рядом с очень красивой молодой женщиной, милой и тихой, и изо всех сил старался вернуть ей услугу. Мы спустились, и буквально через несколько секунд я приготовился включить свой мобильный телефон.

А потом мы отскочили от земли. Жесткий.

Это был буквально неприятный опыт. Вещи падали вниз, вверх и в стороны.Несколько человек закричали. Младенцы просыпались и кричали. Никто нам ничего не сказал, но когда самолет вздрогнул и резко взлетел, стало ясно, что что-то пошло не так.

Странное спокойствие воцарилось в моем животе. Три мысли пришли быстро, но без страха.

«Я люблю своих маму и папу, и я рад, что они это знают».

«Если мне нужно умереть, по крайней мере, я слушаю свой любимый альбом Fleetwood Mac». (Можно подумать, что это будут слухи, но на самом деле это был воссоединенный альбом 1997 года The Dance с участием марширующего оркестра Небесного Университета Южной Калифорнии.)

Парень позади меня сказал своему соседу: «Это было некрасиво, но никогда не было». Мы благополучно приземлились. Это все, что имеет значение.’

«У меня нет детей, мужа, жены, девушки, парня или партнера с неопределенной половой принадлежностью, и я рад, что не оставлю никого, кто потерял бы близких таким образом». Обидно потерять маму или подругу «.

Мы с трудом поднялись в воздух, сделав несколько довольно драматичных, вызывающих взбивание живота отжиманий и покачиваний. Во время одного толчка несколько взрослых сказали: «Боже мой!» в унисон.Одна женщина сказала: «Какого черта?» а затем сразу же извинился за ругань (в конце концов, это был рейс, который вылетал из Чарльстона). Ее сосед, незнакомец, взял ее за руку и сказал, что все в порядке, и он тоже не знал, что, черт возьми, происходит.

Независимо от того, действительно ли пилот пытался получить контроль над своим кораблем, чувствовал , что ему было трудно. И из-за отсутствия связи у нас не было возможности узнать, что на самом деле происходит. (Оглядываясь назад, я рад, что он сосредоточился на своей работе, а не на наших чувствах.)

Я посмотрел на свою соседку, чтобы проверить ее. Иногда, если мне грустно или страшно, это помогает мне помочь кому-то другому почувствовать себя лучше. Я называю это «эгоистичной доброжелательностью». Она казалась крутой, как огурец. Я понял, что нахожусь в присутствии благородного задиры. Юг полон этих женщин. Я подумывал о том, чтобы попросить ее электронную почту, но на юге и в других местах обычно считается плохим тоном приставать к кому-то, потому что вы оба стоите перед угрозой смерти.

Минут через 20 мы приземлились. И все было нормально.Пилот сказал: «Извините, ребята, мы подошли слишком близко для посадки, и нам пришлось уйти». Это казалось разумным объяснением. Я принял это. Я также согласился с тем, что если бы были другие причины, я бы никогда их не узнал.

Когда мы рулили по взлетно-посадочной полосе, парень позади меня сказал своему соседу: «Это было некрасиво, но никогда не было. Мы благополучно приземлились. Это все, что имеет значение.» Он оказался дежурным летчиком.

В терминале я написал своему младшему брату. Он был сочувствующим ровно 90 секунд.Затем наша унаследованная любовь к юмору виселицы взяла верх (моя мать правильно связывает это с моим отцом; я бы расширил его, включив в него ирландскую диаспору и ее потомков в целом). Мой брат сказал: «А что, если бы упал с , и теперь вы призрак, и вы этого еще не знаете?»

«Думаю, я мог бы часто посещать суши-бар», — сказал я. «Людям там нравится». У О’Хара и Денвера есть несколько действительно хорошо проверенных ресторанов в аэропорту.

Не было времени размышлять; Мне нужно было успеть на стыковочный рейс.Пришлось продолжать двигаться. Мне нужно было попасть туда, куда я направлялся: Лос-Анджелес, город мечты и ребят с успешными практиками коучинга.

Я побежал к самолету, последним поднялся на борт. Сидя на своем месте, у меня был момент, чтобы вздохнуть.

«Ну вот и случилось», — сказал я.

Самолет взлетел. Мы без проблем приземлились в Лос-Анджелесе. И я пошел домой, в свой район, с его пальмами и хорошенькими старыми домиками, и богатыми людьми, и бездомными, и всеми, кто посередине, арендаторами и покупателями, звездами и никем, вроде меня.И только когда я той ночью лег в постель, я понял, что не запаниковал.

Маленькие победы. Я беру их, когда могу.

fmf

Шесть фактов о самолетах, которые избавят вас от страха перед полетами

Фото: Андреа Винченцо (Unsplash

) Хорошая новость заключается в том, что большинство страхов сводятся к непониманию, и в таких ситуациях знание действительно является силой.Если мысль о полете в самолете заставляет вас беспокоиться и покрывается холодным потом, эти факты о безопасности полета — ваше лекарство до, во время и после полета.

Воздушное путешествие — самый безопасный вид общественного транспорта

Фото: Эмиель Моленаар ((Unsplash)

Кто-то, вероятно, в какой-то момент сказал вам, что у вас больше шансов погибнуть в автокатастрофе, чем в авиакатастрофе. Что ж, на самом деле это правда. По словам Дэвида Ропика, инструктора по информированию о рисках Гарвардского университета, ваши шансы умереть в автокатастрофе составляют примерно один к 5000.А ваши шансы умереть в авиакатастрофе примерно один к 11000000. На самом деле, у вас больше шансов быть пораженным молнией, и это один шанс из 13 000 за всю вашу жизнь.

Несчастные случаи со смертельным исходом, конечно, случаются, но средства массовой информации уделяют им так много внимания, что вы начинаете думать, что они происходят постоянно. В период с 1982 по 2010 год 3288 человек в США умерли от причин, связанных с самолетами. Это в среднем около 110 человек в год, и эти цифры включают частные самолеты и несчастные случаи, не связанные с авариями, в дополнение к коммерческим поездкам.А летать становится только безопаснее. Джули О’Доннелл, представитель Boeing, объясняет, что несчастные случаи со смертельным исходом происходили каждые 200 000 рейсов в 50-60-е годы. Теперь несчастные случаи со смертельным исходом происходят только раз в два миллиона полетов.

G / O Media может получить комиссию

Также важно понимать, что большинство авиационных происшествий не заканчивается смертельным исходом. Самолеты теряют высоту, соскальзывают с взлетно-посадочной полосы и попадают в сильную турбулентность без каких-либо травм. Даже если ваш самолет попал в аварию, у вас есть хорошие шансы выжить.По оценке Национального совета по безопасности на транспорте, вероятность выживания составляет 95 процентов, основываясь на своих исследованиях прошлых авиационных происшествий с коммерческими самолетами.

И если вы думаете: «А как насчет терроризма?», То это тоже маловероятно. Нейт Сильвер из FiveThirtyEight проанализировал данные Бюро транспортной статистики и обнаружил, что на 16 553 385 отправлений приходится примерно один террористический инцидент. Скорее всего, вас съест акула. Вы можете пошутить, что «я не боюсь летать, я боюсь разбиться», но на вашем месте я бы больше боялся пропустить посещение семьи и увидеть мир.

Коммерческие самолеты проходят всесторонние испытания перед продажей авиакомпаниям

Автомобильные компании делают свои автомобили более безопасными, показывая краш-тесты в своих рекламных роликах, но вы никогда не увидите строгих испытаний, проведенных на самолетах, если не будете искать Это. Возможно, если бы вы это сделали, вы бы чувствовали себя в большей безопасности. Самолеты проходят огромное количество испытаний, прежде чем они даже оторвутся от земли, и после этого предстоит еще много испытаний. Вы можете посмотреть некоторые из самых экстремальных тестов в видео выше на канале Business Insider на YouTube:

  • Тестирование гибкости крыла: Крылья самолета изогнуты в разной степени — иногда до 90 градусов — и в конечном итоге изогнуты до тех пор, пока не сломаются. .Это нужно для того, чтобы найти свой предел прочности, который всегда требует гораздо большей силы, чем любой самолет когда-либо испытывал в реальном полете. Крылья очень прочные, они могут сгибаться и подпрыгивать.
  • Тестирование при проглатывании: Это два отдельных теста. Первый — это испытание на столкновение с птицей, когда мертвые цыплята стреляют в двигатели, чтобы имитировать столкновение с птицей в полете. Лобовое стекло тоже тестируем. Второе испытание — испытание водозабора, при котором самолет приземляется на взлетно-посадочной полосе, покрытой водой, как если бы был сильный дождь.Это необходимо для того, чтобы в двигатели не попала тонна воды.
  • Температурные и высотные испытания: Самолеты эксплуатируются и летают при экстремально высоких и низких температурах, чтобы убедиться, что их двигатели, материалы и системы работают должным образом в любых условиях.
  • Проверка минимальной скорости отсоединения: Пилот-испытатель волочит хвост самолета по взлетно-посадочной полосе, чтобы определить абсолютную минимальную скорость, необходимую для взлета.
  • Проверка тормозов: Самолеты загружены до максимальной массы и оснащены изношенными тормозными колодками.Затем самолет набирает взлетную скорость, прежде чем он нажмет на тормоза и полностью остановится.

Самолеты проверяются и на случай других чрезвычайных ситуаций, таких как удары молнии и сценарии с низким уровнем топлива. Но они должны дать вам представление о том, насколько важна безопасность для производителей самолетов. Если есть что-то такое, что может случиться с самолетом, они, вероятно, проверили это. Они так же хотят, чтобы их самолеты летали безопасно. Потому что, если они этого не сделают, никто их не купит.

Кислородные маски работают, даже если не похоже.

Существует старый миф о том, что аварийные кислородные маски на самолетах на самом деле ничего не делают, потому что они не подключены к кислородным баллонам.Что ж, то, что мешки ничем не наполняются, не означает, что они не работают. Как объясняется в этом видео с канала YouTube Today I Found Out, происходит много всего, чего вы не можете увидеть.

Кислородные маски срабатывают при падении давления в кабине. Если вы не наденете маску, вы можете потерять «полезное» сознание всего за 15 секунд из-за недостатка кислорода. Вот почему вас просят надеть свою, прежде чем беспокоиться о ком-либо еще. Однако кислород, который обеспечивают эти маски, поступает не из централизованного источника.

То, как они доставляют кислород, — это простая химия. Когда вы натягиваете маску на лицо, подпружиненный механизм запускает химическую реакцию, которая генерирует кислород внутри самого устройства маски. Вот почему важно натягивать маску, как они предлагают, во время демонстрации аварийных процедур на каждом полете. Мешки на маске действуют как резервуары для кислорода, и, хотя они не надуваются, как воздушный шар, они по-прежнему не позволяют кислороду уйти в разреженный воздух вокруг вас.Может показаться, что вы получаете недостаточно кислорода, но у вас будет много свободного, пока пилот не опустится на более безопасную и пригодную для дыхания высоту.

Коммерческие планы могут безопасно летать с одним двигателем и могут приземляться без какого-либо

Фото: Ева Даррон ((Unsplash)

Может показаться, что двигатели — единственное, что удерживает самолет в небе, но они только часть уравнения. Они обеспечивают тягу, что важно, но самолет может нормально летать, если один из них выйдет из строя.Все коммерческие самолеты предназначены для безупречной работы только с одним двигателем.

А что, если они все погаснут? Одно слово: скольжение. Как объясняет в своем блоге коммерческий пилот Лим Хой Хинг, самолет без двигателей может по инерции совершить безопасную посадку из-за этого:

… все самолеты могут совершить безопасную посадку, но расстояние, на которое они пролетят, различается. Планеры могут долго находиться в воздухе. Одномоторный самолет, столкнувшийся с отказом двигателя, также может планировать достаточное расстояние для выполнения безопасной посадки при условии, что он имеет высоту.

Тим Морган, коммерческий пилот, объясняет на Quora, что самолет все еще может двигаться вперед благодаря инерции и гравитации. Скорость более чем достаточна для того, чтобы самолет создавал подъемную силу и не упал с неба. Самолеты с неработающими двигателями работают так же, как и планеры, и при этом могут преодолевать большие расстояния и совершать «мертвую посадку».

Тем не менее, я бы не стал беспокоиться об этом с вашим рейсом. Вероятность того, что оба двигателя выйдут из строя на двухрежимном самолете (а это большинство коммерческих самолетов), составляет менее одного на миллиард летных часов.Эти двигатели очень надежны. И даже когда это произойдет, остается много надежды. Рейс 236 Air Transat потерял всякую власть над Атлантическим океаном и смог совершить безопасную посадку на ближайшей взлетно-посадочной полосе в 75 милях от него. Травм нет. Пилоту даже пришлось обогнуть взлетно-посадочную полосу, потому что к моменту прибытия самолет все еще набирал слишком большую высоту.

Самолеты не так страшны, как вы думаете

Если ваш страх полета — это больше страх перед неприятными, зараженными микробами пространствами, вам следует знать кое-что.Во-первых, воздушная система кабины не перерабатывает воздух, наполненный микробами, а затем стреляет им вам в лицо. Видео выше, с канала SciShow на YouTube, объясняет, что только часть воздуха в салоне самолета перерабатывается. Даже в этом случае это только половина воздуха, и он фильтруется 20–30 раз в час с помощью HEPA-фильтров, аналогичных тем, которые используются в больничных отделениях интенсивной терапии.

Вторая половина воздуха в салоне заменяется каждые две-три минуты встроенной системой подачи воздуха в самолет.Итак, в вашем офисе, дома или в местной кофейне душнее, чем в самолете. Если вас действительно беспокоят бактерии, переносимые по воздуху, и тому подобное, лучше продуть лицо через вентиляционные отверстия.

Поверхности по всему самолету представляют собой серьезную проблему, когда дело касается микробов. Большинство из них ничем не хуже, чем пятна в вашем собственном доме, такие как раковина, прилавки и предметы домашнего животного (если они у вас есть), но есть некоторые горячие точки, которых можно избежать. Столики с подносами, кнопки смыва для туалетов и фонтанчики для питья в аэропортах являются наиболее зараженными зонами, но мытье рук, когда это возможно, использовать дезинфицирующее средство для рук, носить чистящие салфетки в ручной клади и не прикасаться к лицу, вероятно, более чем достаточно, чтобы сохранить вы от болезни.

Турбулентность не опасна, и есть способы снизить ее вероятность.

Фото: Арнольд Ли ((Unsplash)

Если есть что-то, что вы уберете из этих фактов, сделайте это так: турбулентность не Это не проблема безопасности. Турбулентность — это, как объясняет коммерческий пилот Патрик Смит, неприятность, но не огромная опасность для вас или самолета:

Во всех смыслах самолет нельзя перевернуть вверх ногами, бросить в штопор или иным образом сброшенным с неба даже при сильнейшем порыве ветра или воздушной яме.Условия могут быть неприятными и неудобными, но самолет не потерпит крушение. Турбулентность доставляет неудобства всем, включая команду, но это также, за отсутствием лучшего термина, нормально. С точки зрения пилота это обычно рассматривается как проблема удобства, а не безопасности.

Основная причина, по которой пилоты стараются избегать турбулентности, заключается в том, что она раздражает. Они хотят иметь возможность пить кофе, не проливая то же самое, что и вы. Думайте о турбулентности так же, как вы думаете о неровностях дороги во время долгой поездки.

Тем не менее, движения вверх и вниз вызывают беспокойство и тошноту. Если вы хотите снизить вероятность возникновения турбулентности, Национальная метеорологическая служба предлагает вам попробовать забронировать рейсы на раннее утро или ближе к закату, когда солнце не нагревает поверхность Земли и не создает менее стабильную атмосферу. Кроме того, если вы можете выбрать свое место, выберите его прямо над крыльями. Сиденья возле носа и хвоста наиболее подвижны.

Эта история была первоначально опубликована 07.11.16 и обновлена ​​06.06.19.

Почему так много молодых женщин боятся летать

Сегодня 9 часов вечера среды , и я склонился над своим ноутбуком, наблюдая, как на моем экране разворачивается чат, во время конференц-звонка . И чат, и звонок заполнены незнакомцами с общим страхом. Мое сердцебиение учащается, мое правое колено подпрыгивает, и я замечаю легкую дрожь в пальцах. Я изучаю летучую тревогу среди женщин поколения миллениума, и я тоже одна из этих женщин.

Вот как ощущается мой страх: сжатие в груди, вздутия живота, болезненность и жар, и почему-то еще и холод.Это ощущение звука, высокой частоты радиопередачи. Я чувствую это, когда бронирую рейс, когда прилетаю в аэропорт, когда сажусь в самолет. Я чувствую это при взлете, движении и спуске. Он усиливается во время турбулентности, когда бортпроводник кажется взволнованным, если пассажир повышает голос. Я чувствую это, когда думает о любой из этих вещей, очевидно, учитывая, что мой пульс учащается каждый раз, когда кто-то в чате упоминает слово «авария», «двигатель» или «инцидент».”

Чат и конференц-связь организованы SOAR, онлайн-программой, посвященной преодолению страха перед полетом. Я спрашиваю Тома Банна, терапевта, капитана авиалинии и основателя SOAR, не мог бы он разместить в своем еженедельном информационном бюллетене заметку, в которой спрашивал женщин в возрасте от 20 до 30 лет, испытывающих беспокойство при полете, готовы ли они к общению. «Вероятно, вы получите много откликов», — говорит он.

46 женщин написали мне письмо в течение двух дней.

Я долгое время чувствовал себя изолированным в своем беспокойстве, но если еженедельные чаты и конференц-звонки SOAR являются показателем, то я не одинок.По последним оценкам, каждый пятый американец боится летать. Однако достоверных данных о том, кто составляет эти 20 процентов, нет. Но когда я опрашиваю своих подруг, это очевидный резонанс. Кто-нибудь из них знает кого-нибудь нашего возраста, кто боится летать? Почти все страдают, если сами еще не страдают от летучей тревожности.

Может ли это быть правдой? Неужели миллениалы боятся летать больше, чем предыдущие поколения? И если да, то почему именно мы?

diy13 / Fotolia

Боязнь полета не новость, и, по словам Банна, женщины в возрасте от 20 до 30 лет боятся летать не больше, чем предыдущие поколения.Но что нового, так это то, что произошло с миллениалами и их осознанием мира за последние двадцать лет. Миллениалы борются с двумя факторами беспокойства: мы стали подростками во время истерии, связанной с безопасностью в аэропортах после 11 сентября, и достигли совершеннолетия вместе с ростом количества push-уведомлений в социальных сетях.

«Я помню, что в течение многих лет после 11 сентября я волновался, просто видя самолет в небе», — говорит Эрин Малли, 28-летняя медсестра из Анн-Арбора, которой было 12 лет. время.«Я действительно чувствую, что каждый раз, когда я сажусь в самолет, я сталкиваюсь с собственной смертностью. А потом, когда я выхожу, я говорю: «Я победил. Я столкнулся со смертью и победил ». Сегодня, даже вдали от аэропорта, ее кормили постоянными новостями, нечестивым коктейлем из аварийных посадок,« инцидентов »с авиакомпаниями и международного терроризма.

«Я выглянул в окно, и меня просто ударило тонной кирпичей. Типа: «О, черт возьми, а что, если я не приземлюсь благополучно?»

По словам Банна, средний возраст приступов тревожности при полете — 27 лет.«Итак, когда вам 20, вы не знаете никого, кто боится летать, а когда вам около 30 лет, вы знаете много людей, которые боятся летать».

Трудно определить, когда именно началось мое беспокойство о полете, но я не всегда чувствовал, как меня охватывает страх при мысли о посадке в самолет. Я учился за границей в колледже без страха, каждые два выходных летая на рейсах Ryanair по низким тарифам. Когда мне было чуть больше двадцати, я организовывал туры для комиков, работа, которая требовала быстрых полетов в небо через день.И все же в 26 лет я чуть не пропустил рейс из Вашингтона, округ Колумбия, в Чикаго, неподвижен в панике и плакал так сильно, что не мог дышать, будучи убежденным, что попаду в этот самолет, я умру.

Наши 20-30 лет — это время серьезных перемен в жизни, — говорит Мартин Сеиф, клинический психолог и член правления Американской ассоциации тревоги и депрессии. «Неважно, хорошее это изменение или плохое, потому что наше тело реагирует на стресс одинаково».

Рождение, смерть, брак, развод, новая работа, потерянная работа — все это питается одним и тем же супом из свободного пространства.И хотя особенно бурный полет или пугающий опыт — или слух о чьем-то другом — могут вызвать первую искру беспокойства, психологи говорят, что страх перед полетом больше связан с давлением, которое пронизывает взрослую взрослую жизнь, чем с самим полетом.

Взрослая жизнь, по словам клинического психолога из Чикаго Дэвида Карбонелла, означает «больше ответственности, больше проблем, больше осознания»: «Ну и дела, я сейчас на передовой, мне пора сделать то, что я собираюсь делать. моя жизнь.» Эти невидимые, но ощутимые часы Отца Времени маячат над головой; мы читаем о трагедиях в новостях, Facebook предупреждает нас о смерти людей, с которыми мы ходили в среднюю школу, и мы понимаем, что наше время ограничено. Мы не непобедимы. Мы должны учитывать нашу собственную смертность.

Мы также начинаем задумываться о том, кого мы оставим позади, если случится трагедия, и это отчасти объясняет, почему первая беременность является основным триггером беспокойства для женщин в этой возрастной группе.

«Известно, что я трясу людям сиденья и кричу:« Мы идем вниз.»

Мисти Николсон, психолог и директор Austin Anxiety and Behavioral Health Services, было 27 лет, и она стала мамой близнецов, когда она впервые испытала летучую тревогу. «Я выглянул в окно, и оно просто ударило меня, как тонна кирпичей. Типа: «О, черт возьми, что, если я не приземлюсь благополучно? Что будет с моими детьми? »Я помню, как мое сердце забилось быстрее. И я подумал: «Я действительно понимаю. Это то, на что это похоже ».

Николсон добавляет, что у миллениалов больше возможностей развить эту фобию, отчасти потому, что мы летаем на несколько поколений раньше нас.После финансового спада в авиационной отрасли в начале и середине августа количество маршрутов полетов снова увеличивается, и полеты, по крайней мере, по сравнению с поколением наших родителей, доступны по цене (за исключением новых, раздражающих дополнительных сборов, таких как багаж и сборы за места). Карьера в эпоху Интернета часто требует поездок для работы и собеседований, дополнительных офисов и конференций; а когда дело доходит до нашей личной жизни, наши семьи обычно разбросаны по всей стране, иногда за океаном.Сегодня Федеральное управление гражданской авиации ежедневно обслуживает более 42 000 рейсов, 2,5 миллиона авиапассажиров и более 29 миллионов квадратных миль воздушного пространства.

kasto / Fotolia

Карли Плетт уезжает. Карли Плетт любит приключения. Карли Плетт увлекается прыжками с тарзанки, парапланеризмом, катанием на американских горках и прыжками со скал. По ее словам, ее страх перед полетом не имеет смысла.

«С того момента, как я вхожу в аэропорт, у меня на глазах наворачиваются слезы», — говорит 29-летний оператор-постановщик из Ванкувера.«Я вспотел, и мое сердце колотилось, и я почему-то чувствую, что это мой смертный приговор».

Ее руки дрожат, ноги подпрыгивают. «Известно, что я трясу сиденья людей и кричу:« Мы идем вниз ». Я так сильно дышу, что чуть не теряю сознание. Мой слух ухудшается, а зрение становится просто звездным «. Каждый полет, в котором она паникует, не только воспринимается как пытка, но и унижает ее. Она вспоминает один грубый взлет в Калгари, когда добрый незнакомец держал ее за руку так же охотно, как она вспоминает бурный полет из Мексики, когда разгневанный пассажир пожаловался на ее поведение.«Но я был в панике, и они ничего не могли для меня сделать. Я просто закрыл глаза, слушал свою музыку и плакал в свои руки ».

Страх проходит по телу у всех по-разному, но есть некоторые частые признаки: потные руки, учащенное сердцебиение, тошнота, головокружение. Ребекка Мейджор, 30-летняя модель из Маунт-Улла, Северная Каролина, так сильно потеет от беспокойства, что носит одежду, которая «скрывает физические признаки стресса», когда она летает. Сара Хегнер, 35-летний менеджер проекта из северного Кентукки, говорит, что ее тело болит после полета, как будто она закончила интенсивную тренировку.Мэлли на недавнем рейсе носила часы Apple Watch и наблюдала, как ее пульс приближается к 140. «Я думаю, мои часы думали, что я делаю кардио».

Это тревога работа . «Мне кажется, что я старею на пять лет каждый раз, когда летаю», — говорит Майор. Мэлли добавляет: «Это утомительно».

Трудоемкие телесные ощущения, вызванные страхом, не возникают ниоткуда. Навязчивые, навязчивые мысли овладевают нами.

Плетт закрывает список: «Механическая ошибка. Кто-то что-то не проверял, и мы идем вниз.Турбулентность, которая вызовет ошибку пилота. Пьяные пилоты, терроризм — все это ведет к «Мы ​​идем вниз и умираем» ».

Сергей Нивенс / Fotolia

Есть хорошие новости для этих женщин (и меня): наши опасения необоснованны. . Летать безопасно, и никогда не было так безопасно. До инцидента на юго-западе в прошлом месяце с 2009 года не было ни одного смертельного случая в авиалиниях США.

«Да, но это было не так давно», — говорю я после того, как мой муж представит эту статистику.Я едва замечаю часть «не было». Я зациклен на смертельном исходе.

«Одна смерть за девять лет», — говорит он. «Подумай об этом так».

Да, но это не помогает. Я думаю о женщине, которая умерла, представляю себе сцену в самолете, когда взорвался двигатель и треснуло окно, представляя, как она, должно быть, была напугана в свои последние минуты, и насколько опустошенной должна быть семья, которая оплакивает ее сейчас. (См .: навязчивые / навязчивые мысли.) Или, как выразился Мэлли: «Как бы это было.

Сейф говорит мне, что 70 процентов людей, страдающих страхом полета, больше всего боятся не аварии, а паники во время полета. Я узнал, что боязнь полетов — это что-то вроде неправильного названия, совокупность, которая раскрывается, чтобы выявить любое количество индивидуальных страхов. Клаустрофобия, боязнь высоты, социальная тревога — все это отчетливо, но часто накладывается друг на друга. Таким образом, страх перед полетом — это своего рода лакмусовая бумажка, позволяющая выявить другие происходящие события, требующие решения.

«Люблю путешествовать. Это моя страсть.И все же я должен пройти через этот обреченный смертельный опыт, чтобы заняться своей страстью? »

Но эта статистика меня удивляет. Я попадаю в категорию людей, которые боятся аварии, остальные 30 процентов.

«Значит, кто-то вроде вас — а что если», — говорит Сейф. «И у вас есть яркие образы, и вы физиологически реагируете на образы. И вы можете беспокоиться, потому что это согласуется с подобными вещами, вы могли бы быть хорошим планировщиком — это все, что связано со способностью сесть в своей гостиной, представить, что завтра вы летите, и подумать: «Вау! «Что, если самолет упадет, пока я на нем», — и ужаснусь, и скажу: «О, я не знаю, хочу ли я поехать на нем.’”

Я никогда не чувствовал себя таким увиденным.

Я не чувствовал большего разочарования из-за своей неспособности уже преодолеть это. И я тоже знаю, что я не один.

«Я люблю путешествовать», — говорит Плетт. «Это моя страсть. И все же я должен пройти через этот обреченный смертельный опыт, чтобы заняться своей страстью? Это безумие. Так что мне нужно что-то с этим делать. И я чувствую, что с возрастом становится все хуже, так что мне нужно надрать это под зад ».

aapsky / Fotolia

Часть тактики терапевтов по работе с страхом полета включает обучение пациентов принципам полета.Это первый шаг в трехэтапной программе SOAR, разработанной «так, чтобы вы знали, насколько хорошо все контролируется». Второй шаг «тренирует ваш разум автоматически и бессознательно контролировать чувства».

Оперативное слово здесь — управление. Мы оказались в ловушке, не имея возможности выбраться, в течение x часов по прихоти пилота, механиков, погоды, двигателей, и, и, и.

«Роль пассажира в моем понимании — это дышащий багаж», — поясняет Карбонелл. Авиакомпания скажет: «Вот наш самолет, садитесь, мы скажем вам, где сесть, мы скажем вам, когда сесть, мы скажем вам, когда вы можете выпить газировку, а когда нет, мы расскажем, для какой ванной вы можете выстроиться в очередь, а для какой — нет, мы все проработаем, вы просто сидите и расслабляйтесь и наслаждайтесь.«И страшные летчики ненавидят это. Они хотят чувствовать, что они что-то контролируют ».

«У меня часто возникают видения, как самолет падает, и я могу представить, что думаю:« Если бы я просто решил не садиться в этот самолет, я бы не оказался в такой ситуации »».

Многие с тревогой полета Они могут похвастаться успешной карьерой в отраслях с высокими требованиями, добавляет Банн. Они профессионалы в выполнении обязанностей и достижении целей. Но те качества, которые делают их хорошими в своей работе, те же самые, что лишают их, когда они вынуждены отказываться от контроля.

«Я понимаю, насколько иррациональны эти опасения», — говорит Джеки Эндресс, 34-летний менеджер по продажам из Денвера. «Но это кажущееся отсутствие контроля действительно меня заводит. У меня часто возникают видения, как самолет падает, и я могу представить, что думаю: «Если бы я просто решил не садиться в этот самолет, я бы не оказался в такой ситуации» ».

Женщины, с которыми я разговариваю, добавляют, что они знают, что их страхи «непропорциональны опасности», как выразился Сейф, и что летать безопаснее, чем управлять автомобилем.Сейф отмечает, что тарифы на страхование жизни для коммерческих пилотов сопоставимы с тарифами для офисных работников. С другой стороны, водители автобусов платят гораздо больше — они попадают в больше аварий.

«Мы можем сообщать людям факты до посинения», — говорит директор SOAR Лиза Хауптнер. «Но дело не в фактах. Речь идет об эмоциональной стороне этого, которая гласит: «Это не имеет значения, я знаю все факты, я знаю, что это безопасно, не кажется безопасным, ». Чувства всегда побеждают факты.”

PixieMe / Fotolia

Моя подготовка к полету предсказуема . Это то, что я могу контролировать.

Я ношу одну и ту же рубашку каждый раз, когда летаю, серая майка рекламирует мою старую студию йоги, которая закрылась шесть лет назад. Если я лечу один, я выпиваю бокал вина в аэропорту. Если я лечу со своей собакой — правда, вторым пилотом — я выпиваю полстакана. Я не хочу выбивать себя из колеи, но хочу, чтобы края были размыты, получилась дымка средней плотности. В самолете я пишу мужу и родителям: «Взлетай! Я так тебя люблю!!» за которым следует заезженный образец смайликов, вращающихся друг за другом и растущих сердец столько раз, сколько нужно, чтобы заполнить линию.

Моя подруга Грейс Вицил, 30-летняя адвокат из Бойсе, берет половину ативана за час до полета, а другую половину — во время посадки. Как только это сработает, ее тошнота исчезнет, ​​а дрожь исчезнет. «[Это] похоже на маленький плащ супергероя. Я могу сказать: «Хорошо. Я могу это сделать ». Если она почувствует особую тревогу, она закопается в своем тайнике с« бутылками от самолетов », маленькими бутылками из-под спиртного, которые она спасла от предыдущих рейсов и наполнила водкой дома. «Это мой мешок позора Ziplock», — смеется она.

«Думаю, если я умру, лучше напьюсь».

Другие выбирают различные бензодиазепины, препараты быстрого действия, предназначенные для лечения тревоги в данный момент: клонопин, валиум. (Примечание: важно поговорить со своим врачом, прежде чем принимать какие-либо из них.) Майор, модель из Северной Каролины, принимает половину ксанакса, чтобы руки не дрожали, а затем выпивает. «Я полагаю, что если я собираюсь умереть, я лучше напьюсь».

У некоторых, однако, бензо и / или алкоголь вызывают большее беспокойство.Хегнер, руководитель проекта из северного Кентукки, говорит, что в худшем случае она потеряла бы день отпуска из-за необходимости выспаться из-за количества отпускаемых по рецепту лекарств, которое она принимала, чтобы «чувствовать себя хорошо». Один бензо вызвал у нее амнезию. Другой усилил учащенное сердцебиение, пот и дрожь. Иногда она принимала дозу слишком рано, и ее семья тащила ее в полубессознательном состоянии через аэропорт.

Масло перечной мяты, спрей лаванды, изображения собак (поднимает руку), тренировки, уборка дома, пропуск кофе, глоток кофе, веселая музыка, медитативная музыка, драгоценный камень малахит — все это может помочь встревоженному человеку самолет.Но имейте в виду, говорят эксперты, что помощь не становится костылем.

«Ритуалы обеспечивают временное облегчение от тревоги, — пишет специалист по тревоге Николсон в электронном письме, — но со временем ритуалы усиливают тревогу и усиливают ее. Человек приписывает положительный результат ритуалу, а не безопасности самолета или своей личной силе и способности справиться ».

Преодоление страха при полете в терапии может быть сложной задачей, и не только потому, что терапия выкапывает так много болезненного гадости.Клинический психолог Карбонелл оперирует страхом перед летным курсом, который требует, чтобы студенты летали коммерческими авиалиниями, чтобы, как он выразился, «попрактиковаться в страхе в самолете». Вместе учащиеся сталкиваются со своим беспокойством, наблюдают за их симптомами и работают над своим дыханием. По его словам, хитрость с летающей тревогой заключается не в том, чтобы усвоить ее и бороться с ней, а в том, чтобы «признать». Ну, то, что я сейчас чувствую себя несчастным, не подвергает меня опасности. Это скорее дискомфорт, чем опасность ».

dmitrimaruta / Fotolia

Я не могу лгать: Тот факт, что принятие дискомфорта является ключом к преодолению этого страха, является большим обломом.Не знаю, чего я ожидал. Может быть, добавили уверенности в том, что никогда ничего не пойдет не так? Но поверит ли в это мой беспомощный разум? Принятие дискомфорта почти похоже на признание поражения.

Но это не так.

Принять поражение — значит признать, что этот самодельный террор — неизбежная реальность на все времена.

«Я сяду в самолет, только если на другом конце самолета есть что-то действительно хорошее», — говорит Мэлли. «Тем не менее, это ограничивает. Из-за этого я не ездил за границу.Мне грустно, что я позволяю ему контролировать то, что я делаю в своей жизни ».

У нее перехватывает голос. Я чувствую, как у меня в горле поднимается узел. Я полностью понимаю. Я вспоминаю все поездки, которые случаются только раз в жизни, и я не совершал таких поездок только потому, что боялся туда попасть.

Исправление: Предыдущая версия этой истории неверно приписывала цитату Джеки Эндресс о «предполагаемом отсутствии контроля» другому источнику. Он был обновлен для точности.

Нервные летчики делятся аксессуарами, приложениями и подкастами, которые успокаивают их в самолетах

Полет — один из самых безопасных способов передвижения — статистика, которая вылетает из моей головы в тот момент, когда я чувствую малейшую волну.На его месте остались мысли обо всем, что могло пойти не так (спасибо, Final Destination ). Как только мои ладони начинают потеть, и я полон зависти к людям, которые крепко спят поблизости, я вспоминаю, что у меня есть приложение для медитации на моем телефоне именно по этой причине — я вставляю наушники и могу дышать через ухабистые испытания. Теперь, когда люди снова начинают путешествовать, я представляю, что многие из нас находятся в одной лодке: готовы вернуться в мир, но озабочены полетом.К счастью, есть инструменты, которые могут помочь.

Во-первых, что же такое тревога полета? Мы склонны обобщать беспокойство во время полета как страх того, что самолет упадет. Хотя это может быть основной проблемой для некоторых, во время полета может проявиться любое количество страхов, — говорит доктор Рид Уилсон, один из основателей Американской ассоциации тревоги и депрессии и директор Центра лечения тревожных расстройств в Чапел-Хилл. Северная Каролина. Для некоторых это может быть непосредственная близость к другим (особенно во время полета во время пандемии) или нарушение распорядка.Беспокойство также может варьироваться от легкого и легко подавляемого до интенсивного.

«Я люблю путешествовать и люблю летать. Обожаю аэропорт. Когда мои нервы связаны с полетом, зависит от звуков, — говорит Стефани Гравалезе, писательница о еде и пиве, которая делит время между Нью-Йорком и Массачусетсом. Прерывистые звуки и гудение самолета вызывают у нее чувство подавленности и беспокойства, поэтому она готовится, принося наушники с шумоподавлением и загружая подкасты ASMR.

Мюриэль Вега, журналист из Атланты, склонна к приступам клаустрофобии и беспокойства в самолетах.Ее решение? Сделать условия полета максимально комфортными. «Я не могу контролировать, упадет ли самолет, но я могу контролировать то, что я чувствую в этой ситуации, в течение такого количества времени», — говорит Вега. «Некоторые люди любят читать, мне нравится смотреть фильмы, и мне нравится чувствовать себя комфортно. Так что я создаю среду, чтобы получать от этого удовольствие ».

«Подготовка и понимание того, откуда исходит ваше беспокойство при полете, очень важно, потому что от этого зависит, как вы на него реагируете», — говорит Келли О’Салливан, терапевт из Нью-Джерси.Отточите причину того, что вызывает у вас беспокойство, и используйте продукты, которые помогают решить эту проблему. О’Салливан является поклонницей жевательных таблеток CBD, которые помогают бороться с тревогой во время перелетов (она отмечает, что рекомендовать CBD не входит в ее компетенцию, но это может быть полезным инструментом и естественным средством).

Не поддавайтесь искушению выпить коктейль до или во время полета. Это приводит к обезвоживанию и может вызвать обострение нервной системы. Лекарства, прописанные медицинским работником, могут быть решением, но Уилсон советует избегать кататонического состояния.«Мы не хотим блокировать свои чувства. По сути, мы хотим сказать: «Привет, тревога, мой старый друг, я собираюсь сейчас обратить свое внимание сюда. Я собираюсь перефокусировать свое внимание », — говорит Уилсон.

Не бойтесь обращаться за профессиональной помощью, если вы чувствуете, что ваш страх перед полетом неуправляем. Нет определенного порога, который вам нужно преодолеть, чтобы получить помощь, и это может дать вам необходимые инструменты, которые помогут сделать полет более терпимым. «Терапевты, психологи, мы хотим, чтобы вы придумали, как позаботиться о себе», — говорит Уилсон.«Мы хотим помочь передать это вам настолько эффективно, насколько это возможно, чтобы вам было удобнее лететь из офиса и обратно».

Продукты, перечисленные ниже, не предназначены для того, чтобы быть панацеей от вашего беспокойства, связанного с полетами, но они могут быть отличными инструментами, которые можно иметь под рукой в ​​дополнение к вашим обычным летающим фаворитам, таким как книги, кроссворды и фильмы. От наушников с шумоподавлением и приложений для медитации до утяжеленного одеяла для путешествий — вот девять успокаивающих продуктов, которые помогли попутчикам сделать полет менее напряженным.

Что происходит, когда у частого путешественника появляется страх перед полетами?

Я летаю на самолетах почти всю жизнь. Это обычное дело, когда ваш отец большую часть своей карьеры работал в авиалиниях. Моя мама как-то сказала мне, что я летаю ненормально хорошо для ребенка. Стюардессы и попутчики любили меня, потому что я никогда не плакал — я имею в виду, я обычно даже не осознавал большую часть полета. Рев взлетающего самолета убаюкивал меня, и я не просыпался, пока мы не коснулись земли, сонно моргая открытыми в замешательстве глазами.Я всегда чувствовал, что мы в каком-то новом месте, но понятия не имел, как мы туда попали. Для меня это было похоже на телепортацию. Моргните, и вы приедете.

За последние тридцать лет моей жизни мой опыт полетов не сильно изменился по сравнению с тем временем, когда я был малоинтересным младенцем. В молодости моя склонность к прокрастинации обычно приводила к тому, что я всю ночь тащил вещи, что, в свою очередь, позволяло мне легко терять сознание, как только я садился в самолет. Полет был в худшем случае несуществующим мероприятием, а в лучшем случае — убежищем уединения, где я мог выполнять задания или развлекаться без особых перерывов.На международных рейсах я мог без всяких суждений и ролевой жизни смотреть все последние фильмы о виноватых удовольствиях, как независимый взрослый, настраивающий самолет, попивая бесплатный бокал вина. По правде говоря, никогда не было времени, когда я чувствовал себя более взрослым в позднем подростковом возрасте и в начале двадцатых годов, как всякий раз, когда я летал один.

Затем, около двух лет назад, что-то начало меняться. Я всегда был тревожным человеком, поэтому летал в мире после 11 сентября … конечно, мысль о том, что могло бы пойти не так с самолетом, приходила мне в голову несколько раз.Каким-то образом мне всегда удавалось поиграть в мысленную гимнастику и убедить себя, что если я представлю наихудший из возможных сценариев, то этого не произойдет , возможно, на самом деле, верно? Теперь вы можете подумать … , который кажется чертовым способом справиться с вашей тревогой, которая вернется и будет преследовать вас позже в жизни — и вы были бы правы! Но достаточно сказать, тогда это работало, и долгое время. Я представлял себе худший из возможных исходов перед взлетом, внутренне смеялся над его безумием, возвращался к своей книге и / или позволял сладкому сну омывать меня.

Но со временем я постепенно начал развлекать свои фантазии о «худшем сценарии» дольше, чем обычно, и более подробно. Возможно, потому что, когда я стал старше, мне казалось, что есть о чем беспокоиться. Череда авиационных происшествий со смертельным исходом в 2014 году (которую я здесь не буду вдаваться в подробности) представила мне еще более ужасающие сценарии. Тем не менее, стресс и тревога были в основном психическими и в основном управляемыми, когда я напомнил себе о фактах: несмотря на эти инциденты, я летал в один из самых безопасных периодов в истории авиации, и что вероятность умереть в авиакатастрофе составляет 1 к 11. миллионов — смехотворное число, и у меня больше шансов попасть в дорожно-транспортное происшествие.

В конце 2017 года моя собака Личи неожиданно скончалась всего за несколько месяцев до того, как я переехал в Юго-Восточную Азию. Хотя Личи не была моей первой потерей, она была моей первой неожиданной. Первый, с которым мне не удалось попрощаться, и это само по себе потрясло меня до глубины души. Честно говоря, я много думал о смерти в течение нескольких месяцев после этого, больше, чем я могу признаться. По совету моего терапевта из Нью-Йорка в то время я попытался вытащить себя из этой дыры и начать справляться, пытаясь жить и любить больше в настоящем.Это звучит как дрянная чушь по уходу за собой, но я имею в виду, что мне нужно было использовать любую возможность, чтобы сказать людям, которых я люблю, как много они для меня значат, использовать время, которое у меня есть с ними, а также более бесстрашно добиваться своего. собственные интересы, так что, когда эти темные мысли неизбежно вторгаются в мой разум, по крайней мере, я мог найти какое-то утешение в том, чтобы немного сожалеть, вместо того, чтобы терять себя в панике из-за всего, что я не сделал или не сделал изо всех сил. Например, больше звонить маме или больше усилий с папой.План переехать в Бангкок, где выросли мои родители, и взять отпуск на год, чтобы поехать по Азии на год, уже находился в стадии реализации, но он определенно хорошо вписывался в идею жить без сожалений.

Тем не менее, именно этот шаг действительно вызвал у меня беспокойство по поводу того, что я превратился в полноценную паранойю. Чтобы было ясно, время, которое я провел за границей, было потрясающим. Для меня было привилегией переехать на другой конец света, взять отпуск с работы и побывать в стольких разных местах. Я бы проделал это снова и снова, даже если это означало бы заново пережить все ужасные полеты, которые я испытал.Честно говоря, первое полугодие было даже не так уж и плохо. Я помню, как был немного напряженным каждый раз, когда мы длительное время пролетали над большими водоемами, но каким-то образом мне удавалось удерживать это вместе. Затем мы полетели рейсом Nok Air из Бангкока в Сураттани, отрезок, который длился чуть больше часа, но турбулентность была настолько сильной, что я чувствовал, что существует реальная вероятность того, что этот самолет упадет с неба. Я помню, как сжимал руку кузена, когда самолет трясся вверх и вниз, достаточно грубо, чтобы вызвать у меня в животе шквал бабочек — нет, колибри .Это напомнило мне поездку на пиратском корабле в парк развлечений, где корабль качается взад и вперед, а ваш обед переворачивается вместе с ним. Странно то, что я действительно наслаждался этим ощущением. Раньше я любил турбулентность , потому что это напомнило мне американские горки. По общему признанию, когда я был моложе, я даже чувствовал какое-то охрененное чувство превосходства, потому что мог спокойно сидеть в турбулентности, как огурец, в отличие от пожилой женщины с призрачным лицом, которая глубоко вздыхала и молилась в соседнем ряду.Никогда не думала, что однажды стану ею.

Я не высказывал своих опасений во время полета в Сурат Тани. Думаю, я даже пытался отшутиться, пытался притвориться, что на самом деле кричу не изнутри, чтобы все остальные успокоились. Возможно, я не запаниковал во время этого полета, но он щелкнул переключателем. С тех пор я был чувствителен к каждой дрожи и тряске. Каждый шум, исходящий от самолета. У меня не было возможности сказать, что было нормально, а что нет, потому что так долго я не обращал внимания на этот уровень мелочей во время полета.Каждый раз, когда мы сталкивались с турбулентностью, я начинала гипервентилировать и сжимала руку парня, пока мои костяшки не побелели. Даже когда мы получали отсрочку от турбулентности, я был на грани, просто ожидая следующей волны, той, которая, как я был уверен, нас накажет. Иногда я отключал режим полета из-за беспокойства, из-за этого боюсь, что мне может понадобиться отправить последнее сообщение. Каждый следующий полет выматывал эмоционально, физически и морально. И все же я продолжал подчиняться этому.Когда дошло до этого, мое желание увидеть мир продолжало преобладать над моим избеганием риска.

Индонезия была для меня особенно сложной. Для страны островов авиаперелеты — самый эффективный способ передвижения. Однако, как и в большинстве стран Юго-Восточной Азии, его показатели безопасности полетов оставляют желать лучшего, и авиакатастрофа в Индонезии в 2014 году сильно утомляла меня при бронировании рейсов. Я намеренно избегал рейсов Air Asia, если они не выполнялись Air Asia Thailand, региональным оператором, с которым у меня еще не было плохого опыта.Решение о том, какую авиакомпанию бронировать, не давало мне спать по ночам за несколько недель до поездки. В последнюю минуту я отменил один из своих более дешевых рейсов и перебронировал его на Garuda, самую дорогую индонезийскую авиакомпанию, которая также является аффилированным лицом SkyTeam от Delta, что, по общему признанию, дало мне некоторое душевное спокойствие. Это на самом деле стало решающим, потому что заставило меня понять, что — это вещей, которые я могу сделать, чтобы уменьшить свое беспокойство. Они просто потребовали кардинально изменить мое отношение к деньгам и путешествиям.

Я уже упоминал, что мой отец работал во многих авиакомпаниях. Когда я был моложе, мы летали исключительно по его льготам, которые включали бесплатные или смехотворно дешевые резервные билеты. Когда я начал зарабатывать собственные деньги и покупать билеты вместо того, чтобы полагаться на резервные билеты, меня шокировало, насколько на самом деле дорогие авиабилеты. В результате, я думаю, я всегда был дешевым путешественником. Я обычно выбираю самый дешевый тариф, даже если это заставляет просыпаться на рассвете, садиться последним или быть крайне консервативным с ручной кладью и местом для ног.

Платить больше за авиакомпании с хорошей репутацией и за лучшие места стало вложением в мое душевное спокойствие. Это одна из немногих вещей, которые помогли мне справиться со страхом перед полетом. Я заметил, что чувствовал сильную турбулентность, когда сидел в задней части самолета, что обычно случается, когда я решаю не платить за выбор места. Когда я начал платить за выбор места ближе к середине самолета, я заметил, что поездки часто кажутся намного более плавными. Было ли это потому, что мы не попали в турбулентность, или мы это сделали, и я меньше чувствовал это в этой части самолета, или это был просто эффект плацебо, я не совсем уверен.Я просто знаю, что это помогает.

Мне просто необходимо иметь в очереди на телефон массу увлекательных, приятных для себя шоу, на которые нужно смотреть, чтобы выпить. Одним из прискорбных побочных эффектов моего вновь обретенного страха перед полетами является то, что мне очень трудно читать во время полета. Даже самая лучшая книга не может удержать мое внимание, если меня трясет турбулентностью. Подкасты — это здорово, но как только я начинаю смотреть в окно (нервный тик), мои мысли становятся громче звука. Честно говоря, если бы Netflix мог просто начать выпускать новые серии Queer Eye , чтобы у меня была свежая партия для просмотра каждого полета, это было бы здорово! Это захватывающая, но беззаботная еда, которая, кажется, успешно отвлекает меня от размышлений о моей безвременной кончине. Schitt’s Creek и The Big Family Cooking Showdown также являются достойными развлечениями.

Я также очень рад совершить больше поездок на автомобиле . С тех пор, как я вернулся в Америку, люди спрашивали меня, куда я собираюсь, и правда в том, что у меня нет планов крупных международных поездок на данный момент. Это не значит, что мне не так много мест, куда бы я хотел поехать, но я с нетерпением жду возможности исследовать места поближе к дому. Я недавно переехал обратно в Техас, где я вырос, и там так много больших и маленьких городков и кусочков природы, которых я не видел с детства.Я с нетерпением жду возможности неспешно пройти по нашим обширным шоссе через штат. Я думаю, что это будет для меня хорошим способом по-прежнему потакать своей любви к путешествиям, а также отдохнуть от психологического бремени полета.

Я до сих пор задаюсь вопросом, что именно подтолкнуло меня к этому. Было ли это посттравматическое стрессовое расстройство из-за моей первой неожиданной потери? Перемещался ли он в Юго-Восточную Азию, когда надо мной нависал призрак пяти авиакатастроф азиатских авиакомпаний в 2014 году? Или, может быть, ответ намного проще. Может быть, именно это и происходит, когда вы вырастаете и понимаете, что вам есть что терять, чем вы когда-то думали.Когда я был моложе и гораздо более бесцеремонно относился к полетам, мое беспокойство не передавалось по воздуху, а вместо этого проникало в мою повседневную жизнь. Я боролся с чувством принадлежности, с чувством одиночества, с давлением, требующим «играть хладнокровно» с эмоционально низкорослыми мужчинами и перемещаться по неуместным ступеням моей карьерной лестницы. Но когда я стал старше, я стал счастливее. Годы, в которые я постепенно превратился в тревожного летчика, также были одними из лучших в моей жизни. Об этом страшно думать, зная, что изменение — единственная константа.

В отличие от тех дней, когда полет был моим побегом, теперь это похоже на наказание. Как будто меня уносят по течению и уносят прочь от полноценной жизни на земле. Жизнь, которую я когда-то считал само собой разумеющейся, но теперь кажется мне такой драгоценной.

На самом деле причиной моего вновь обретенного страха, вероятно, является комбинация всего вышеперечисленного. Прискорбное сочетание травмы, старения и зацикленности средств массовой информации на трагедии. Какой бы ни была причина, единственный путь вперед — это научиться справляться, каким-то образом заглянуть за пределы ужаса.Есть еще так много всего мира, который я хочу увидеть, и если ограбление в чужой стране не помешало мне путешествовать, то, конечно же, не-событие в небе тоже не помешает. А пока я с нетерпением жду мирных поездок (далеко) под большим небом Техаса.

Полное руководство по преодолению страха перед полетами

По сей день большинство из нас не знает, как летают самолеты.

Сравните наши знания о самолетах и ​​автомобилях: большинство из нас имеет общие представления о том, как работают автомобили.Мы можем идентифицировать основные элементы автомобиля (тормоза, двигатель, рулевое колесо, трансмиссию и т. Д.) И в целом знаем, что они делают.

Мы знаем, что при возникновении проблемы с нашей машиной загораются сигнальные лампы на приборной панели, и мы знаем, что нужно отвезти машину к механику, чтобы устранить проблему, пока она не усугубилась.

Кроме того, мы сталкиваемся с автомобилями практически каждый день, поэтому мы чувствуем себя в полной безопасности в машине.

Но когда дело доходит до самолетов, у большинства из нас ограниченное понимание.В отличие от автомобилей, мы не знаем действующих протоколов для предотвращения и решения потенциальных проблем.

Кроме того, людям совершенно неестественно летать в воздухе, поэтому неудивительно, что мы не чувствуем себя в безопасности в самолете.

Когда дело доходит до полета, остается много вопросов, на которые нет ответа, например:

  • Как самолет, который весит столько тонн, со всеми людьми и грузом, может подняться в воздух?
  • Что произойдет, если у нас закончится топливо, спустит шина или попадет в шторм?
  • Что означают разные звуки?

При таком большом количестве неизвестных нам приходится полагаться на слепое доверие, что нам ничего не угрожает и все будет хорошо.Это большая часть того, почему так сложно чувствовать себя в безопасности и уверенно во время полета. Слепое доверие создает идеальные условия для возникновения иррациональных и основанных на страхе мыслей.

Без достоверной информационной базы наше чрезмерно активное воображение, как правило, дает сбой. Что легко может привести к катастрофическим мыслям. Но эти основанные на страхе мысли не основаны на реальности, потому что мы знаем, что полет — самый безопасный способ передвижения.

Как вы усвоили, что летать достаточно безопасно?

Обучаясь полетам и собирая факты.

Изучение полета — мощное оружие в преодолении страха, поскольку оно устраняет разрыв между воображением и реальностью. Он развенчивает наши неправильные представления о полетах и ​​интеллектуально удовлетворяет нашу потребность в знаниях.

После этого мы сможем построить новую мысленную модель полета — модель, основанную на доказательствах, а не на предположениях, основанных на страхе.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Следующая запись

Самый лучший шашлык: Самый лучший шашлык, пошаговый рецепт на 7002 ккал, фото, ингредиенты

Вс Май 4 , 1980
Содержание Как приготовить вкусный шашлык: советы от ШефмаркетКак приготовить вкусный шашлык: основные секретыНекоторые хитрости помогут вам приготовить нежный и ароматный шашлык:Рецепт шашлыка на медовом маринадеИнгредиенты:Способ приготовления:Изысканный рецепт приготовления шашлыка из говядиныИнгредиенты:Способ приготовления:Рецепт приготовления шашлыка из красной рыбыИнгредиенты:Способ приготовления:Самый вкусный рецепт шашлыка из овощейИнгредиенты:Способ приготовления:Вам также может понравиться:Лучший шашлык по версии […]